Личность в психологии

Секс и семья

 

Сексуальные конфликты. Нет необходимости говорить о том, что в анализируемых нами чистосердечных отчетах о личных кризисах часто, а фактически почти всегда, встречается упоминание о сильных сексуальных конфликтах. Наиболее обычными являются разрывы взаимоотношений, которые переживаются как несчастье едва ли менее фатальное, чем конец света. Эти разрывы были пережиты совсем недавно,  и студенты колледжа еще не могут осознать, что в конечном счете все их беды преходящи. Нам приходится учитывать тот факт, что по крайней мере на первых курсах колледжа основная масса кризисов в сексуальной сфере носит отчетливый генитальный характер. Биологические побуждения столь сильны, что все внимание юношей и девушек сосредоточено главным образом на них. Интеграция этих побуждений в зрелую любовь, в брак, в карьерные планы, во всеобъемлющую философию жизни превышает их актуальные возможности. Вероятно, они считают, что начало сексуальных отношений уже само по себе означает зрелость. Они ищут сексуального удовлетворения, и зачастую этот поиск приводит в разрушительным последствиям. На этой стадии развития студенты имеют большие познания в области секса, и в то же время им почти нечего сказать о зрелой любви.

Семейные конфликты. Самую распространенную сферу конфликтов и кризисов я оставил напоследок. Я имею в виду, конечно же, те отношения, которые всегда существуют между подростком и его родителями. Мало сказать, что подростковый бунт против родителей обычен. Конечно, это так, но на основе моих данных я могу сделать вывод о том, что важна вся история взаимоотношений, начиная с момента самых ранних воспоминаний. Почти каждая проблема, нарушающая обычную жизнь семьи, тяжело переживается ребенком и может порождать новые проблемы уже почти во взрослом — в студенческом — возрасте. Невнимательная или эгоцентричная, а возможно, чрезмерно собственническая и невротичная мать оказывает на ребенка психотравмирующее воздействие. Отец — неудачник и слабак, или жестокий отец, или отец отсутствующий (пусть даже просто состоящий на военной службе) формирует у ребенка непреходящее чувство протеста.

В одной на редкость интересной студенческой автобиографии было написано, что многие студенты колледжа, видимо, используют своих родителей в качестве козлов отпущения. Они находят очень удобным обвинять своих родителей в своих собственных недостатках. Осознав тот факт, что их родители не всесильны, не всезнающи и не совершенны, они заявляют: «Нет ничего удивительного в том, что у меня сейчас столько проблем, раз они не воспитали меня должным образом». Таким образом, подросток, у которого нет достаточных оснований для жалоб, может начать жалеть самого себя, не будучи достаточно зрелым, чтобы соотнести ограниченный образ своих родителей с понятием о человеческой природе в целом. Он еще не готов понять то обстоятельство, что его родители, насколько это возможно, достойно справились с поставленной перед ними задачей. И даже если в его воспитании и были какие-то недочеты, подросток, по-видимому, еще не способен по достоинству оценить добрые намерения своих родителей. На основе разговоров со многими родителями я могу предположить следующее: только к 23 годам человек начинает, общаться со своими родителями на равных, подтверждая свою взрослость и зрелость. Изучение кризисов, обусловленных взаимоотношениями родителей и ребенка, привело меня к той последней проблеме, которую я хочу обсудить ниже. Я просил своих студентов описать их кризисы, основываясь на одной из теорий личности. Они могли выбрать любую  из тех теорий, которые мы рассмотрели в рамках моего курса. Большинство из них выбрали Фрейда. (И отнюдь не потому, что Фрейд является любимым автором их преподавателя.)