Личность в психологии

Причины возникновения предрассудков

 

Хотя некоторые животные питают к другим инстинктивное отвращение, для представителей раздельнополых видов подобное явление не характерно. Человеческие существа любой расы могут (и успешно релизуют эту возможность) спариваться и производить потомство. А почему у нас нет оснований допускать существование инстинктивного отвращения между этническими и расовыми группами. Маленький peбенок может испугаться человека, чей цвет кожи или внешность ему незнакомы, но обычно этот страх длится лишь несколько секунд. Хорошо известно, что маленькие дети будут с удовольствием играть друг с другом независимо от цвета их кожи или национальности. А поскольку предрассудки — это не врожденное, а приобретенное личностное образование, возникает следующий вопрос: каковы основные факторы комплексного процесса научения предрассудкам?

Некоторые предрассудки умышленно внедряются в сознание детей родителями. А дети послушно заучивают этот урок, как в случае с маленькой девочкой, которая спросила свою маму: «Мама, как зовут тех детей, которых я должна ненавидеть?». Родитель может спровоцировать появление предрассудка, наказывая ребенка за его дружеское расположение к представителям определенных меньшинств. Ребенок, которого наказывают за подобные поведенческие проявления, может, в конечном счете, приобрести условное отвращение к членам аут-группы. Иногда такого рода обучение завуалировано. Четырехлетнему ребенку темная кожа может показаться грязной, а поскольку ему все время твердят, чтобы он не испачкался, он может демонстрировать избегание по отношению к темнокожим людям.

Очень сильный фактор научения — использование лексических ярлыков. Большинство детей познают эмоциональную силу слов горазо раньше, чем им становится известен их непосредственный смысл. Разозлившийся первоклассник однажды обозвал свою белую учительницу «ниггером». А когда учительница спросила его, знает ли он, что такое «ниггер», он ответил: «Я не знаю, но если ты на кого злишься, то нужно так сказать». До того, как ребенок узнает, кто такие япошка, жид, ниггер и тому подобные ярлыки, он чувствует их негативный семантический оттенок. Недостойная болтовня дома может настроить ребенка 6—8 лет «думать о других плохо без достаточных на то оснований.»

Предрассудки скорее схватываются, чем целенаправленно заучиваются. К этому может подспудно располагать сама система воспитания в целом. Так, ребенок, которого иногда отвергают, а иногда любят, которого сурово и непоследовательно наказывают, который не испытывает дома безусловного доверия, — такой ребенок растет настороженным. И поскольку он не может эмоционально полагаться на родителей, он приходит в школу с установкой на подозрительность и опаску по отношению к людям в целом, а особенно по отношению к тем, у кого непривычная внешность, странные и угрожающие (как ему кажется) манера разговора, поведение или религиозная ориентация. Хотя мы не можем утверждать это с полной уверенностью, похоже, что основным фактором, ведущим к дальнейшей жизни, полной предрассудков, является отвергающий, невнимательный, грубый или непоследовательный стиль домашнего воспитания (*3).

Когда ребенок подрастает, появляются дополнительные факторы, которые могут порождать или усиливать предрассудки. В возрасте 8-10 лет у ребенка наступает период сильной идентификации с семьей. Какова бы ни была семья, она всегда «правильная», и неважно, католическая ли она, еврейская, белая, негритянская, шотландская, или ирландская. По сравнению с любой другой группой она без сомнения самая статусная и «качественная». И на этом этапе церковь и школа имеют возможность привить ребенку идею равенства всех человеческих групп. Это трудный урок, поскольку подростковый возраст предполагает поиск личной безопасности и новой идентичности в группах своих сверстников, которые обычно обладают тем же цветом кожи и принадлежат к тому же классу. Если подростки дружелюбно относятся к аут-группам, они рискуют потерять свою непрочную идентичность (4). Чтобы обрести чувство собственной значимости, они часто преследуют представителей аут-группы. Чтобы лучше понять специфику того возраста, когда подростки образуют группировки, почитайте «Вестсайдскую историю».

Иногда предрассудок формируется как результат одной-единственной эмоциональной травмы. Какой-нибудь подросток, который повздорил с китайцем из прачечной, и в дальнейшем испытывает страх перед азиатами (яркий случай чрезмерной генерализации единичного опыта). Подобное травматическое происхождение предрассудка достаточно редко. Однако мы видим, что в детстве и подростковом возрасте существует немало возможностей для необратимого формирования системы негативных представлений о «чужаках».