Международное частное право

§ 7. сочетания   коллизионных   норм

 

Необходимость дифференциации объема коллизионной нормы с целью принятия справедливых, соответствующих разнообразным ситуациям решений, выделения отношений, отличающихся спецификой фактического состава, требующих специальных оснований для определения применимого права, обусловила появление сочетаний коллизионных норм. С наибольшей полнотой это проявилось при решении коллизионных вопросов деликтных обязательств. Уместно заметить, что именно эта область отношений права чаще других испытывала влияние новых веяний в международном частном праве.

Традиционное коллизионное начало, действующее в области деликтных обязательств, подчиняет права и обязанности сторон, возникающие из таких обязательств, праву места совершения деликта. Но как быть, если деликт совершается в одной стране, а сторонами деликтного обязательства являются граждане (постоянные жители) другой страны, прибывшие на непродолжительный срок в первую? Не следует ли в этом случае отказаться от применения права страны, на территории которой имело место правонарушение? Не будет ли обращение к этому праву “случайным” и потому едва ли обоснованным, несправедливым? Подчинение отношений такого рода новой коллизионной привязке, отсылающей к общему личному закону сторон или к праву страны, с которой соответствующее отношение наиболее тесно связано, как бы “отнимает” у правила “закон места совершения правонарушения” часть его объема, приводя к появлению сочетания общей коллизионной нормы и коллизионной нормы-изъятия. Статья 167 Основ гражданского законодательства являет собой пример такого сочетания. Согласно этой статье права и обязанности сторон по обязательствам, возникающим вследствие причинения вреда, определяются по праву страны, где имело место действие или иное обстоятельство, послужившее основанием для требования о возмещении вреда. Далее указывается, что права и обязанности сторон по обязательствам, возникающим вследствие причинения вреда за границей, “если стороны являются советскими гражданами и юридическими лицами, определяются по советскому праву”. Недостаток этой нормы-изъятия состоит в том, что она является односторонней коллизионной нормой. Более “современное” звучание правило-изъятие приобрело в модели Гражданского кодекса стран СНГ: права и обязанности сторон по обязательствам, вытекающим вследствие причинения вреда за границей, если стороны являются гражданами или юридическими лицами одного и того же государства, определяются по праву этого государства. Но и эта норма не учитывает случая, когда сторонами деликтного обязательства являются физические лица, постоянно проживающие в одной и той же стране.

Сочетание коллизионных норм, о котором было сказано выше, не всегда построено по принципу “общая норма-изъятие”. Нередко коллизионные нормы относятся к разным сферам однородных отношений и лишь взятые вместе охватывают весь объем таких отношений. В качестве примера аналогичного сочетания могут быть приведены коллизионные нормы о наследовании движимого и недвижимого имущества, известные договорам о правовой помощи.