Международное частное право

§ 1. коллизионные   вопросы   вещных   прав

 

Правило “закон местонахождения вещи” (lex rei sitae) как начало, применяемое для решения коллизионных вопросов права собственности не только на недвижимое, но и, с некоторыми изъятиями, на движимое имущество, сложилось еще в прошлом веке. Если в условиях феодального общества сфера применения этого правила ограничивалась в основном земельными участками и связанными с ними сервитутами, то с развитием гражданского оборота, становлением и расширением рынка ценных бумаг, оно вобрало “под свое крыло” и движимые вещи. Соответственно отторгался старый принцип “движимость следует за лицом”.

Утверждение lex rei sitae в качестве общей (для вопросов недвижимого и движимого имущества) коллизионной нормы, начавшееся в континентальном праве, затронуло в последующем и страны common law.

Основным правилом, предусматриваемым российским законодательством для решения коллизионных вопросов права собственности, является закон местонахождения вещи (ст. 164 Основ гражданского законодательства). Это правило распространяется как на недвижимое, так и на движимое имущество. Из сферы его применения исключены транспортные средства, подлежащие внесению в государственные реестры. Коллизионные вопросы права собственности на эти транспортные средства решаются по праву страны, где транспортное средство внесено в реестр.

Статья 164 Основ, закрепившая указанное коллизионное начало, содержит и иные нормы, уточняющие пределы обращения к основному правилу и, таким образом, ограничивающие область его применения.

В российском законодательстве к недвижимым вещам (недвижимому имуществу, недвижимости) отнесены (ст. 130 ГК РФ) земельные участки, участки недр, обособленные водные объекты и все, что прочно связано с землей, т. е. объекты, перемещение которых без несоразмерного ущерба их назначению невозможно, в том числе леса, многолетние насаждения, здания, сооружения. К недвижимым вещам отнесены также подлежащие государственной регистрации воздушные и морские суда, суда внутреннего плавания, космические объекты. Недвижимостью может быть признано законом и иное имущество. Не принадлежащие к недвижимости вещи, включая деньги и ценные бумаги, являются движимым имуществом.

Обращаясь к определению недвижимого имущества по российскому праву, необходимо иметь в виду, что понятия “собственность”, “имущество”, как и любые другие понятия, составляющие объем коллизионной нормы, не совпадают с одноименными понятиями внутреннего материального права. Коллизионная норма “закон местонахождения вещи” не составляет исключения в ряду двусторонних коллизионных правил, допускающих отсылку к любому иностранному праву, с понятиями которого должны соотноситься понятия коллизионной нормы.

Каков круг вопросов, решаемых на основе закона местонахождения вещи? Определение их начинается с главного: может ли соответствующее имущество быть объектом права собственности или иного вещного права. Регулируются этим правилом также содержание вещных прав, их объем. Что касается вопросов возникновения, перехода и прекращения вещных прав, то решаются они с помощью привязок, не совпадающих с привязкой к закону местонахождения вещи, хотя и близких к ней по значению.

Перемещение имущества из одной страны в другую изменяет содержание права собственности, поскольку его “наполнение”, объем зависит от закона страны, где в данный момент находится имущество.

Иначе строится режим возникновения и прекращения права собственности. Право собственности возникает и прекращается по закону страны, где это имущество находилось в момент, когда имело место действие или иное обстоятельство, послужившее основанием для возникновения или прекращения права. Российский гражданин сохраняет за собой право собственности на имущество, которое им было приобретено в России, но в последующем перемещено в установленном порядке за границу. Равным образом за иностранцем признается право собственности на имущество, приобретенное у себя на родине и затем правомерно перемещенное в Россию. В каждом из этих случаев признается право собственности, возникшее под действием соответственно российского или иностранного закона, но содержание права в результате перемещения имущества изменяется.

Изъятия из правила lex rei sitae устанавливаются федеральным законом или международным договором РФ. Назовем лишь наиболее существенные.

Одно из изъятий связано с отношениями по наследованию. Статья 169 Основ гражданского законодательства подчиняет их праву страны, где наследодатель имел последнее постоянное место жительства. Что касается коллизионных вопросов наследования строений и другого недвижимого имущества, находящегося в России, то они решаются по российскому праву. Но в модели Гражданского кодекса для стран СНГ и в разделе VII проекта третьей части ГК РФ эта последняя коллизионная норма уступает место норме с двусторонней коллизионной привязкой.

Другое изъятие относится к судьбе имущества ликвидируемого юридического лица. Вопросы права собственности на такое имущество регулируются личным законом юридического лица.

По российскому гражданскому законодательству представительства и филиалы не являются юридическими лицами (ст. 55 ГК РФ) и наделяются имуществом создавшими их юридическими лицами. В случае ликвидации российского юридического лица судьба имущества его филиала или представительства, находящегося за рубежом, определяется не законом страны местонахождения имущества, а личным законом юридического лица, т. е. российским законом.

Возникновение и прекращение права собственности на имущество, являющееся предметом сделки, определяются по праву места совершения сделки, если иное не установлено соглашением сторон. В отсутствие соглашения сторон об ином применимом праве решающим является право места совершения сделки. По российскому закону (ст. 444 ГК РФ) договор (при отсутствии указания о месте его заключения) признается заключенным в месте жительства гражданина или месте нахождения юридического лица, направившего оферту.

Еще одно изъятие относится к праву собственности на имущество, находящееся в пути по внешнеэкономической сделке. Применимым в этом случае является право страны, из которой это имущество отправлено (по законам о международном частном праве Италии и Швейцарии — право страны назначения имущества), если иное не установлено соглашением сторон.

Собственнику, в случае предъявления им вещных требований о защите права собственности, предоставляется возможность выбора права, которому подчиняются эти требования. Выбор ограничивается: правом страны, где имущество находится, правом страны, в суде которой заявлено требование, или правом страны, в которой транспортное средство внесено в государственный реестр.

Предмет специального регулирования — определение момента перехода права собственности при осуществлении договора международной купли-продажи товаров. Конвенция ООН о договорах международной купли-продажи товаров не содержит положения о моменте перехода права собственности от продавца к покупателю (момент заключения договора или момент передачи товара). По этому вопросу Конвенцией не были преодолены различия в национальном законодательстве.

Момент возникновения права собственности у приобретателя вещи по договору обозначен в ст. 223 ГК РФ. Право собственности у приобретателя вещи по договору возникает с момента ее передачи, если иное не предусмотрено законом или договором. В случаях, когда отчуждение имущества подлежит государственной регистрации, то право собственности у приобретателя возникает с момента такой регистрации, поскольку иное не установлено законом.

В Российской Федерации юридическим актом признания и подтверждения государством возникновения, ограничения (обременения), перехода или прекращения прав на недвижимое имущество в соответствии с Гражданским кодексом РФ является государственная регистрация прав на недвижимое имущество и сделок с ним. Зарегистрированное право на недвижимое имущество может быть оспорено только в судебном порядке. Участниками отношений, возникающих при государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним, выступают собственники недвижимого имущества и обладатели иных подлежащих государственной регистрации прав на него, в том числе иностранные граждане и лица без гражданства, иностранные юридические лица, международные организации, иностранные государства.

В двусторонних договорах о правовой помощи, заключенных с Азербайджанской Республикой, Латвийской Республикой, Литовской Республикой, Республикой Молдова, Республикой Кыргызстан, Эстонской Республикой коллизионные вопросы права собственности регулируются следующим образом:

право собственности на недвижимое имущество определяется по законодательству Стороны, на территории которой находится недвижимое имущество (тем самым воспроизводится начало lex rei sitae);

право собственности на транспортные средства, подлежащие внесению в государственные реестры, определяется по законодательству Стороны, на территории которой находится орган, осуществивший регистрацию транспортного средства (исключение из правила “закон местонахождения вещи”);

возникновение и прекращение права собственности или иного вещного права на имущество определяется по законодательству Стороны, на территории которой имущество находилось в момент, когда имело место действие или иное обстоятельство, послужившее основанием для возникновения или прекращения такого права;

возникновение и прекращение права собственности или иного вещного права на имущество, являющееся предметом сделки, определяется по законодательству места совершения сделки, если иное не предусмотрено соглашением сторон.

Статья 38 Конвенции о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам 1993 г. содержит аналогичные положения. Дополнительно включено указание, относящееся к определению понятия недвижимого имущества. Вопрос о том, какое имущество является недвижимым, решается в соответствии с законодательством страны, на территории которой находится это имущество.

В конвенциях, унифицирующих коллизионное право, действующее в сфере международных коммерческих контрактов, решаются вопросы разграничения перехода права собственности и перехода риска случайной гибели, делимитации пределов обязательственного статута и статута вещных прав. К этой теме обращаются, дополняя друг друга, Гаагские конвенции (Российская Федерация в них не участвует) — Конвенция о праве, применимом к международной купле-продаже товаров, 1955 г., Конвенция о праве, применимом к переходу права собственности при купле-продаже товаров (движимых материальных вещей), 1958 г., Конвенция о праве, применимом к договорам международной купли-продажи товаров, 1986 г. (Конвенции 1958 г. и 1986 г. в силу не вступили). В последней Конвенции предусматривается, что право, применимое к договору купли-продажи товаров, регулирует, в частности: момент приобретения покупателем права на продукты, плоды и доходы, связанные с товарами; момент перехода на покупателя риска в отношении товаров; действительность и юридическую силу положений о сохранении права собственности на товары в отношениях между сторонами  (ст. 12 “Сфера действия применимого права”). Конвенция не определяет право, применимое к передаче права собственности (за исключением вопросов, прямо указанных в ст. 12).