Мир культуры (Основы культурологии)

§  4  архитектура и живопись домонгольского периода

 

Раздробленность Руси несла с собой две противоположные тенденции. С одной стороны, она негативно сказывается на общем политическом и экономическом положении государства, с другой, культура Руси становится более многообразной. Новые экономически самостоятельные княжества со своими династиями расширяют культурные связи, и это способствует росту и обустройству городов. Заказчиками монументальных сооружений стольных княжеских городов являются сами князья, поэтому постройки должны были служить утверждению могущества и богатства князя. К исполнению заказов князья привлекают не только прославившихся известных зодчих, но и своих мастеров, которые создают местные архитектурные и художественные школы, имея возможность полностью раскрыть свой талант. Недаром имена многих из них упоминаются в летописях: художник, занимавшийся мозаикой,— Алимпий и мастер Петр Милонег из Киева, зодчие из Новгорода Петр и Коров Яковлевич и другие.

Подпись:        Церковь Спаса на 
    Нередице в Новгороде. 
               1198 год

Долгое время при создании сооружений зодчие разных городов следовали установившимся традициям. В одних городах это была киевская традиция, использовавшая одинаковые строительные материалы, особенности украшений и крестокупольную конструкцию. Все эти элементы строительства для зодчего были настолько взаимосвязаны, что изменение хотя бы одного — например, строительного материала — влекло за собой изменение всего замысла целиком. Поэтому каменное строительство в Смоленском или Черниговском княжествах, следовавших киевской традиции, мало отличалось в архитектурном отношении. В других же землях — в Галиче, Суздале, Владимире, Новгороде — создавались свои направления. В Новгороде использовали для построек местный материал — известняковые плиты. Для того, чтобы поверхность была ровнее, ее перемежали рядами кирпичей. Поскольку известняк не слишком долговечен, его начали покрывать раствором. Но и это не придавало четкости линий постройке. Эту особенность отметил художник и искусствовед И. Э. Грабарь (1871 —1960) при характеристике облика новгородских построек. Сохранился сложенный из известняковых блоков, укрепленных раствором извести с битым камнем, Успенский собор в Галиче. В архитектуре этого и других храмов заметны элементы романского стиля, с которым русские мастера были несомненно знакомы.

Подпись:      Храм Покрова 
        на Нерли

Особой красотой выделяются постройки во Владимире: сохранились белокаменные Золотые ворота, входившие в оборонительные сооружения города, два монументальных собора — Успенский и Дмитриевский: украшенные позолотой, богатой резьбой и лепниной, они отличаются высоким благородством простоты. По праву лучшим созданием владимирских мастеров считается церковь Покрова на Нерли, первоначально задуманная как сооружение, показывающее кораблям, идущим по реке Клязьме, что они приближаются к княжеской резиденции. Эта церковь сооружалась на болотистом месте, поэтому мастера были вынуждены насыпать искусственный холм для возведения своей постройки. Этот легкий и светлый белокаменный храм, глядящийся в воды реки и как бы летящий в небо, наверное, самое поэтическое создание русских мастеров домонгольского периода.

Подпись:    Спас Нерукотворный 
        (Спас на плате)

Прежде чем говорить о живописи, уточним некоторые моменты. На Руси еще не существовало понятия “живопись” — это было время “иконописи”. Иконописцев называли “богомазами”, но без уничижительного оттенка. Так же, как и в архитектуре, в живописи домонгольской Руси возникают местные школы. Если на предыдущем этапе в изобразительном искусстве было сильно византийское влияние, поддержанное Киевом, то в                  XII веке оно начинает приобретать собственные черты. С одной стороны, усиливается влияние церкви, требовавшей отхода от “двоебожия” (проникновения языческих влияний в христианство), с другой — в живописи все более интенсивно начинает проявляться народное, древнеславянское начало, особенно заметное в работах мастеров местных школ. В результате иконопись вобрала в себя и то, и другое: образы икон становятся строже, суровее, аскетичнее и — одновременно — менее похожими на их византийские прототипы, постепенно приобретая славянский облик. Образцом византийских традиций, укрепившихся в киевской школе живописи, является “Спас Нерукотворный” (лицо Христа на плате). А вот в иконах новгородских мастеров мы видим грубоватые лица, изборожденные морщинами, лица людей, познавших всю суровость жизни, такие лица не свойственны византийскому письму.

С течением времени иконы как бы вбирают в себя знание человеческой натуры и умение лаконично и ярко передать ее, суровость взгляда сменяется грустью и задумчивостью. К началу XIII века появляются принципиально новые концепции христианских образов: образ Богоматери как заступницы, покровительствующей людям (он получил название “Покрова”, и на владимирской земле появился соответствующий праздник); образ архангела Михаила приобретает значение небесного заступника; создается образ князя — борца за единство Руси (икона из города Дмитрова “Дмитрий Солунский”). Здесь мы видим даже новую символику, ранее неизвестную иконописи: меч — символ защиты, заступничества и справедливого судии; княжеский престол — символ единой Руси. Даже образ Христа претерпел изменения. Грозный и величественный бог уступает место богу милостивому, прощающему и доброму.

Русское искусство домонгольской Руси прошло хоть и короткий, но блестящий путь развития. Оно смогла подняться от наивности начального периода до уровня глубоких обобщений, обрести многообразие направлений и школ и одновременно выработать черты, которые составили общенациональные особенности русского стиля.