Мир культуры (Основы культурологии)

Культура византии

 

Становление культуры, как и ее гибель,— процесс длительный и противоречивый. Римские легионы покорили множество различных народов с их обычаями, нравами, религиями. Объединенные под эгидой Рима силой оружия, следовательно, в значительной мере искусственно, они не могли иметь общих взглядов и целей. Свойственные эллинизму явления (отчуждение государственности от населения, скепсис и поиски смысла жизни стоиками, киниками, мыслителями других философских школ и направлений) существовали и на тех территориях, где появилась и развивалась античная культура, — в центре Римской империи и в греческих провинциях. Более же отдаленные от очагов этой культуры земли и народы одновременно и воспринимали образцы и ценности античности, и отвергали их как чуждые для себя. Почти через полтора тысячелетия английский писатель Редьярд Киплинг (1865—1936) напишет:

 

Запад есть Запал,

Восток есть Восток,

И вместе им не сойтись...

 

Но в стихии последних веков существования Римской империи Запад и Восток сошлись и сосуществовали, соединяя несоединимое. Язычество и христианство, отжившие и нарождающиеся отношения в обществе, центробежные и центростремительные силы, прагматизм и мистика заложили основание византийской культуры.

Удивительно то, что на протяжении почти тысячелетней истории ее существования так и не возникло этнического единства и общего языка этой культуры. Не было византийцев как народности: они называли себя “ромеями”, то есть римлянами, говорили преимущественно на греческом и латинском языках, хотя до римского владычества у жителей каждой из провинций огромной Византии имелся свой собственный язык. Считается даже, что “термин “Византийская империя” придуман историками для обозначения Римской империи со столицей в Константинополе, древнем Византии, чтобы отличать ее от Римской империи со столицей в Риме... Но государства “'Византия” или “Византийская империя”, как и народа “византийцы” в действительной истории не было” [105, с. 46]. Поэтому довольно трудно выделить особый феномен византийской культуры, она как бы размывается по культурам составлявших ее народов. Скорее всего, она — явление переходного периода. “Переходная пора означает время, когда продолжается старое и тут же продолжается новое; частично — в том же старом, частично — в чем-нибудь вновь народившемся. Подобное переплетение старого с новым и то особенное, что в результате этого получается, становится в дальнейшем исходным пунктом главной линии последующего этапа истории” [148, с. 107]. Именно в переплетении старого с новым, римской государственности, греческого языка и других явлений кроется значение тысячелетнего периода существования Византии, положившей начало феодальному строю и формированию средневековой культуры в Европе, но особенно продуктивно византийская культура была воспринята и переосмыслена в России.

При всей своей эклектичности византийская культура все-таки обладала неким системным единством. Можно, хотя и довольно приблизительно, выделить основные этапы ее развития: IV—VI века — период становления; VII—VIII века — период расцвета и окончательного оформления ее особенностей; IX—XII века — период относительного равновесия; XIII—              XIV века — упадок и разрушение, вплоть до завоевания остатков ее территории турками. Характерной особенностью византийской культуры было то; что практически каждый следующий век ее существования был неповторим как в своих достижениях, так и в своих разрушительных процессах. Войны, часто длительные, бесконечная смена власти, борьба разных партий, борьба церкви и государственности и многое другое, сопровождавшееся гибелью уже созданного,— все это, казалось, должно было обусловить нежизненность Византии, но тем не менее она просуществовала почти целое тысячелетие и создала уникальные культурные ценности, влияние которых испытали многие культуры мира.