Рекреационная география

Картоиды

 

Картоид — это пространственная теоретическая модель, применение которой разумно в тех случаях, когда речь идет о генерализированном анализе и отражении масштабных пространственных явлений.

С нашей точки зрения, применение картоидов — дело явно вспомогательное, техническое. На первом месте, безусловно, стоит определенное осмысление реальности в теоретических терминах, и только под некую систему терминов должна создаваться система картоидов.

В особенности важно использование картоидов при осмыслении сложных и многообразных в конкретных формах проявления рекреационных, историко-географических и тому подобных процессов, когда нужно выходить на высокий уровень генерализации и искать все возможные формы отображения социальной и культурной реальности. Что-то отражается на уровне классических карт, слов и формул, что-то находит более адекватное отражение на уровне пространственных теоретических моделей. Все методы отражения реальности должны дополнять друг друга, находя смысл во взаимной связи.

Использование картоидов в рекреационной географии ни в коей мере не отрицает значимости классических картографических изображений. В идеале, серии рекреационных карт и картоидов должны взаимодополняться и совместно раскрывать суть процессов использования территорий в рекреационных целях. Свойства и возможности картоидов таковы:

1. Пространственное подобие картоида. Нет той точности отражения реальности, как на классической карте; нет математического преобразования метрики реальности в ее отражении на поверхности карты в строго определенном масштабе, однако имеет место пространственное подобие на уровне мысленного образа определенной территории.

2. Сопоставимость картоида как модели с картой как более точным отражением реальности при соблюдении масштаба помогает при аналитической работе.

3. Возможность отражения динамики явлений в ее наиболее существенных и генерализированных чертах: эволюция явления может быть отражена более четко и характерно, чем в случае использования карт.

4. Содержательное соответствие картоида отображаемым явлениям. Картоид узнаваем при анализе соответствующей информации об отображаемом явлении. Он не является фантазией и исключает спекулятивные добавления информации.

5. Абстрактность картоида позволяет отобрать наиболее типические и важные характеристики явления. Итогом становится пространственная динамическая модель, в которой отметается все несущественное.

6. Избирательность информации для отображения на картоиде. Из гигантского массива информации нужно отбирать только ту, что реально необходима для конкретного исследования.

7. Синтетичность информации, содержащейся на картоиде. То, что в природе не существует вместе, может быть сопоставлено на картоиде.

8. Возможность последовательного отображения идеальных явлений. Идеальные явления плохо привязываются к физическому пространству: они детерминируют множество значимых материальных явлений, но с трудом поддаются отображению. В случае использования картоидов проблема их пространственного отображения решается наиболее адекватно.

9. Возможность отображения теоретических объектов. Теоретические объекты моделируются из различных компонентов реальности. Они являются результатом научного абстрагирования, как, например, понятие социокультурной системы. На классической карте такого рода объекты отразить чрезвычайно сложно, а картоид позволяет это сделать.

10. Однозначность пространственная. Существует жесткая корреляция между тем, что изображается на картоиде, и тем, что можно увидеть в реальности и на карте. По факту, сопоставление осуществляется не столько с реальностью, сколько с картой.

11. Однозначность знаковая. В этом отношении картоид ничем не отличается от карты. Для составления картоида вводится определенная система знаков (условных обозначений), на основе которой и ведется отражение описываемой реальности. Отличие заключается лишь в более широких возможностях использования знаковых символов при составлении картоидов.

12. Непрерывность как свойство отчасти относится и к картоиду, однако за счет неиспользования этого свойства возможно достижение больших визуальных эффектов и принципиально новых результатов. Например, демонстрация разрыва политической границы, отделяющей пространства двух различных социокультурных образований друг от друга. В реальном пространстве такого разрыва, естественно, нет — есть физическое пространство и государственная граница. Однако разрыв присутствует в субъективном образе пространства, чего карта не в состоянии передать, поскольку просто «не имеет права» этого делать. Картоид отражает разделение реального физического пространства на социокультурные пространства.

13. Обзорность — неотъемлемое свойство картоида и заключается в том, что одна модель, один лист картоида может вмещать пространства колоссальной площади.

14. Наглядность также является свойством картоида. Изображение должно быть таким, чтобы оно воспринималось корректно и работало на максимальную читаемость картоида. В психологии восприятия, практическом изучении восприятия карт накоплен большой соответствующий опыт, поэтому решение вопроса о наглядности картоида — только инженерная, но не научная задача.

15. Информативность картоида очень велика. Он содержит в закодированном виде определенное количество информации.

Важно, что эта информация часто носит ключевой характер: она дает ключ к пониманию массы конкретики. Например, именно это демонстрируют картоиды процессов социокультурного освоения территорий. Особенности этих процессов, отраженные на картоидах, дают возможность интерпретации с новых позиций огромного массива исторической, экономической, географической и прочей информации.

Основные отличия картоидов от классических картографических изображений состоят в следующем:

• нет масштаба и точного следования физическим территориальным                пропорциям отражаемого на модели пространства;

• не учитывается классическая система географических координат в виде        сетки параллелей и меридианов;

• вводится система условных обозначений генерализированного типа,              которые могут отражать сложные, идеальные по своей сути явления;

• игнорируются те элементы реального пространства, которые не важны для теоретического анализа, проводимого с помощью картоида;

• существуют строго определенный уровень и стандарт генерализации,            задаваемые изначально. Вводится соответствующая система теоретических     терминов и понятий, которые и используются как основа отражения                реальности. Классическое картографическое отображение достаточно              нейтрально относительно исходных теоретических построений. Картоид,                 напротив, изначально теоретически загружен, предопределен. В основание    построения картоидов закладывается четкая система теоретических понятий     и терминов, и корректное понимание картоидов возможно только на их          основе. Из этого следует, что использование картоидов должно          сопровождаться созданием специфических систем условных обозначений. В                 силу своей теоретической загруженности картоид может вызывать согласие или несогласие. При этом согласие или несогласие с ним — не обязательно             функция прочтения его как графической модели. Картоид должен     базироваться на системе понятных условных обозначений, читаемых              совершенно однозначно независимо от того, как оцениваются теоретические     установки, заложенные в его основание.

Таким образом, можно видеть, что картоид обладает многими свойствами классической карты, хотя имеет и принципиальные отличия, заключающиеся в отсутствии строгой математической основы и точной передачи физического пространства. Картоид передает поверхность как образ реальности, отражаемый в узнаваемом виде. Данная особенность не рассматривается нами как недостаток. У карт эта черта отсутствует; зато есть реальная возможность широкого использования картоидов и создания атласов картоидов, что становится не заоблачной технической задачей, решение которой возможно только при гигантской финансовой поддержке и в рамках научного коллектива, а делом отдельного исследователя.

Отмеченная особенность представляется особенно важной для рекреационной географии. Реалии этой области познания и практического приложения состоят в том, что заказы на исследования, как правило, не отличаются особой финансовой мощью и долговременным характером. Создание классических рекреационных атласов поэтому весьма затруднительно. Составление же атласа картоидов не имеет никаких принципиальных финансовых ограничений. Это выполнимая и доступная с финансовой точки зрения процедура, итогом которой станет выход рекреационных исследований на гораздо более высокий уровень.

Карта метрична. Наличие в ней масштаба и математической основы позволяет восстановить пространство реальности на основании пространства карты. В картоиде метричность в строгом математическом смысле отсутствует, однако имеет место сопоставимость с образом того или иного пространства.