Рекреационная география

Введение

 

Рекреационная деятельность — сложный процесс. Ее изучение не сводится только к запоминанию экзотических мест отдыха на земном шаре, чисто описательному подходу. Такой уровень хорош для человека, выбирающего место для своего очередного отпуска и систематически просматривающего в этой связи туристические буклеты. Специалисты по организации рекреационной деятельности должны знать, как действует «закон больших чисел», когда миллионы никак не связанных и, казалось бы, никем не навязываемых субъективных решений относительно места проведения отдыха формируют устойчивые туристические потоки. Они могут быть очень нестабильными: существуют около 20—30 лет, а затем радикально трансформируются. В этих изменениях есть своя логика, и ее обязательно надо понять. В противном случае шансов профессионально работать в области организации туризма просто нет.

Такого рода понимание в высшей степени актуально для стран СНГ. События 1991 года подвели черту, многое для нас оставили в прошлом. Помимо всего прочего, изменилась и география рекреационной деятельности. Возникли новые стандарты и представления о том, как, и где следует отдыхать, сформировались и продолжают формироваться новые туристические потоки. Для понимания происходящих на наших глазах процессов важно обратиться к истории и географии мирового туризма, чтобы иметь возможность осмыслить их в контексте эволюции туристической деятельности в целом.

В XX в. в некоторых регионах мира туризм превратился в настолько массовое явление, что феномен рекреации стал особым предметом внимания. Возникли новые специальности, появились исследования, свидетельствующие о чрезвычайно благотворном влиянии туризма на экономику. Чтобы понять современное состояние мирового туризма и прогнозировать тенденции его будущего развития, нужно рассмотреть его в более широком контексте освоения территорий как социокультурного процесса, длящегося столетия. Туризм в его современном виде — лишь частная и очень поздняя форма проявления общего процесса освоения территорий в рамках тех или иных социокультурных образований.

География и история мирового туризма и рекреационной деятельности в целом описаны недостаточно. Это трудно понять, если учесть, что миллионы людей систематически работают в области организации туристической деятельности, а сотни миллионов регулярно пользуются сервисом туристических компаний. Однако слабая изученность феномена рекреации имеет серьезные основания. Рекреационная деятельность предельно размыта. Она присутствует неявно во множестве различных областей человеческой деятельности, и по сути процесс обслуживания туриста раскладывается на сумму отдельных действий, которые не всегда можно интерпретировать как работу в туристическом бизнесе. Описание географии и истории мирового туризма в таком случае становится едва ли не описанием всей мировой истории XIX—XX вв.

Чтобы избежать дублирования политической истории и излагать именно географию и историю реакционной деятельности, нужно последовательно проводить ряд теоретических и методологических принципов.

Рекреационная деятельность и массовый туризм не абстрактны. Они вписаны в более фундаментальные процессы освоения территорий. В рамках каждого социокультурного образования идет специфическая работа по освоению территории. На определенных этапах возникает необходимость и в туризме. Он появляется и развивается в той мере, в какой это требуется. Массовый туризм может иметь или не иметь место: это всегда определяется общей логикой социокультурной эволюции.

Массовый туризм — производное, следствие общих процессов. Он никогда и нигде не играет самодостаточной роли. Это частная форма рекреации, но рекреация может быть и пространственно пассивной. Чтобы отдохнуть, вовсе не обязательно ехать в отдаленные районы — можно просто изменить образ жизни и отдохнуть «по месту жительства». К примеру, сотни миллионов мусульман поступают именно таким образом. Во время рамадана они меняют повседневный режим, все делают наоборот: днем не принимают пищу, а ночью не спят. При этом громадное большинство населения не покидает пределов своего населенного пункта. Представители других культур раз в год

отдыхают вдали от дома. Пространственно активная рекреация связана только с освоением территорий, и туризм — лишь ее частное выражение.

Туризм и пространственно активная рекреация в целом играют роль «плавающей точки освоения». Они ориентированы именно на те районы, которые подлежат освоению в первую очередь и где, в силу определенных обстоятельств, существуют предпосылки и потребность в развитии туризма. Дело не только и не столько в самой рекреации, но в освоении территорий — это основной фактор, определяющий направленность и интенсивность туристических потоков. Туризм как «плавающая точка освоения» может и «приплыть» на определенную территорию, и «уплыть» оттуда: все зависит от общего течения процессов социокультурного освоения.

В последнее десятилетие исчезло многое из того, что ранее казалось привычным и естественным. Парадоксальным образом испарились и некоторые явления, не имевшие, казалось бы, прямого отношения к форме государственной, политической и экономической организации российской социокультурной системы. В частности, исчезли исследования в области рекреационной географии. Многие из тех, кто работал в этом направлении, переменили специальность и стали заниматься иными проблемами. Другие игнорировали перемены и продолжали читать курс рекреационной географии так, как он читался прежде. Изменение характера рекреации отчасти было расценено как конец самой рекреации, и никаких реальных попыток осмысления перемен не было предпринято. Насколько мы можем судить по работе вузов стран СНГ, рекреационная география с 1991 по 1998 гг. преподается практически без изменений по сравнению с прежними стандартами: выделяются все те же рекреационные зоны и изучаются, в основном, все те же территориальные рекреационные системы (ТРС); повторяются старые теоретические и методологические положения. Эти положения в прошлом не были простыми декларациями: марксизм-ленинизм отвечал задачам определенного этапа эволюции российской социокультурной системы (СКС) и много способствовал ее развитию. Однако даже самая могучая государственная идеология, отжив свое, должна уступить место новому.

Курс рекреационной географии одновременно стал читаться в Московском и Симферопольском государственных университетах в 1974 г. До того времени область ограничивалась только научными исследованиями и не имела вузовской базы для подготовки географов этого направления. С конца 70-х годов

 курс рекреационной географии стал стабильным на географических факультетах как университетов, так и педагогических институтов СССР.

Тем не менее, за истекшие почти 25 лет его преподавания было подготовлено удивительно мало учебной литературы— всего несколько систематических работ. Типология их проста: первый тип — учебник Н. С. Мироненко и И. Т. Твердохлебова «Рекреационная география», изданный в 1981 г. тиражом 2200 экземпляров и никогда более не переиздававшийся. Похоже, что эта работа — единственное относительно систематическое учебное пособие по курсу.

второй тип — несколько небольших по объему учебных пособий, изданных различными университетами. В частности, такие учебные пособия были подготовлены в Симферопольском и Черновицком университетах. Мы имеем в виду работу Л. А. Багровой и П. Д. Подгородецкого «Физико-географические (природоведческие) основы рекреационной географии», изданную в 1982 г. тиражом 500 экземпляров, и работу А. Н. Игнатенко «Рекреационные территориальные системы: научные основы развития и функционирования», изданную в 1989 г. также очень небольшим тиражом.

Существенно, что учебные пособия такого рода содержат большое количество локального фактологического материала, который часто не вполне интересен при изучении рекреационной географии за пределами региона. Это относится и к работе А. Н. Игнатенко, содержащей массу конкретики по рекреационной географии Черновицкой области. По сути, эти издания ориентированы на будущих специалистов, которые останутся работать в своем регионе.

Подобные учебные пособия устарели: они последовательно проводят соответствующие идеологические и научные стандарты в рекреационной географии. Однако на пространстве бывшего СССР произошли драматические перемены, которые до сих пор не нашли отражения в учебной литературе: только в Симферополе курсы, связанные с географическими аспектами рекреации, читаются в 1997—1998 учебном году в семи вузах, но нет ни одной свежей систематической работы по предмету. Изучение дисциплины базируется на бесконечно устаревшей литературе (да и та стала практически библиографической редкостью!).

Изменились экономическая, социальная, политическая системы; вместо централизованной государственной политики в области рекреации, ориентированной на продолжительную перспективу, преобладает ситуативная политика, порой больше напоминающая хаос (но со временем, скорее всего, выяснится, что и в ней присутствует определенная логика).

Произошли существенные изменения и в самой географической науке. Рекреационная география СССР в 70-е годы могла игнорировать теоретические и методологические достижения западной географической науки, на это были основания: две социокультурные системы (российская и западная) решали каждая свои задачи. В современных условиях такое игнорирование лишено объективных оснований. Изменившиеся цели освоения социокультурного пространства ставят новые задачи и, вместе с тем, иные оценки зарубежных работ по географии.

Из всего сказанного следует, что новая систематическая работа по рекреационной географии весьма актуальна. В этой связи мы видим задачу нашего пособия в том, чтобы познакомить студентов именно с основами рекреационной географии. В силу учебного характера работы и ограниченности ее объема мы не касались в ней многих вопросов; прочитав только ее, нельзя считать себя в достаточной мере подготовленным к профессиональной работе в области рекреационной географии: многие положения географической науки и разделы фактологического географического знания даже не упомянуты в тексте. Поэтому мы приводим список работ, которые, надеемся, помогут студентам в дальнейшем изучении дисциплины.

Учебное пособие ориентировано на то, чтобы в предельно простой и доступной для студентов форме осветить основные новации теоретического и методологического плана, которые стали появляться с конца 80-х годов, но были обойдены вниманием советской рекреационной географии, и дать представление о современных проблемах и направлениях исследований рекреационной географии.

Все вышесказанное определило некоторую фрагментарность учебного пособия, оно представляет собой, в какой-то степени, серию очерков. Мы сознательно не стали повторять многие теоретические и методологические положения традиционной рекреационной географии. Масса, казалось бы, незыблемых в прошлом положений должна быть уточнена, дополнена или пересмотрена с новых позиций. Систематическая работа в области рекреационной географии только начинается, и в ближайшие несколько лет, вероятно, следует ожидать появления новых, исчерпывающе и всесторонне освещающих предмет монографий и учебников.

 

* * *

 

 Настоящая работа написана не только на основании теоретических изысканий автора в области социокультурных систем и исследования пространственно-временных закономерностей рекреационной деятельности. Во многом это — итог практической деятельности в сфере международного туризма. Работа в США, ФРГ, ЮАР и Гонконге в течение 1991—1996 гг. дала возможность детально познакомиться с особенностями различных государственных и частных туристических организаций и компаний в разных частях мира. Личный практический опыт крайне важен, поскольку о международном туризме существует немало мифов, но будущие специалисты в области организации туризма должны иметь вполне реалистическое представление о мировом туристическом рынке.

Выражаю глубокую благодарность Татьяне Вячеславовне Николаенко за большую редакторскую и корректорскую работу по тексту.