Рекреационная география

Экологические проблемы рекреационной  деятельности и освоение территорий

 

Одна из очень важных, постоянных проблем и исследовательских тем в рекреационной географии связана с экологией наиболее популярных рекреационных районов. Существует серьезное противоречие в том, что некоторые, как правило небольшие, районы должны принимать аномально большое количество людей. Люди останавливаются в них на короткое время и ведут, как правило, очень активный и затратный образ жизни, что во многом противоречит задаче поддержания именно этих районов в экологически приемлемом состоянии. Часто такого рода районы уникальны в природном отношении.

Задача противоречива по своей сути. С одной стороны, делается все, чтобы реально изменить природу и привести ее в соответствие с текущими стандартами рекреационного сервиса. С другой стороны, природа охраняется от рекреантов. Не обслуживая значительного числа рекреантов, район становится неэффективным с точки зрения своей основной функции, инвестиции в него не дают отдачи, и в результате — экономические потери. Однако большое количество отдыхающих ухудшает экологию и тем самым подрывает основы существования самой рекреационной сферы в данном регионе.

Количество литературы, посвященной экологическим аспектам рекреации, огромно. Это одна из наиболее популярных тем у специалистов, которые, с одной стороны, сами делают все для изменения первоначальной уникальной природы выбранного под рекреационное освоение региона, а с другой — постоянно пишут о том, что рекреанты, для привлечения которых в данный регион была проделана непростая работа и инвестированы реально значимые средства, могут нанести непоправимый ущерб природе.

Суть этого странного противоречия видится нам в том, что развитие рекреации в том или ином регионе — только один из путей освоения территории, т. е., по существу, преобразования природы. При этом рекреационный район всегда вписан в более широкий пространственный контекст. Рекреационное освоение — это во многом альтернатива промышленному или сельскохозяйственному освоению, но оно также несет строго определенную социокультурную нагрузку и ведет к изменению природы.

Освоение территорий происходит через их преобразование, и экологические кризисы большего или меньшего масштаба — это естественный результат освоения, что в полной мере касается и рекреации. Коль скоро рекреационное освоение территории достигает высокого уровня и регион стабильно посещается большим количеством туристов, нарастает угроза рекреационного экологического кризиса. Рекреация в развитой форме губит самое себя, после чего освоение перемещается в новые районы.

Анализ процессов освоения территорий, в том числе и рекреационного освоения, показывает, что экологические кризисы во многом являются производными от эволюции СКС, определенных социокультурных ситуаций. Не бывает абстрактных экологических кризисов и напряженных экологических ситуаций: они всегда социокультурно загружены и привязаны к определенным СКС. Этот вывод сделан на основании анализа процесса освоения территорий во всех восьми социокультурных системах на протяжении всей их истории.

Пределом, за которым начинается деградация рекреации в результате ее собственного развития, является определенный уровень освоенности территории. Рекреационные районы, достигшие высокого уровня освоенности, часто перерастают узкие рекреационные функции и становятся полифункциональными. В таком варианте они оказываются менее привлекательными именно для рекреации, и начинается поиск новых мест для ее развития: освоение передвигается на другие территории.

Нет оснований считать исключением из описанного общего процесса освоения территорий современное состояние человечества и его текущие экологические проблемы: они органично вытекают из общих социокультурных проблем и имеют четкую социокультурную привязанность к определенным территориям. В этой связи теоретически и методологически корректно рассмотрение даже самых общих экологических проблем рекреационных районов через призму социокультурной динамики.

Тем более это касается региональных экологических ситуаций в отдельных рекреационных регионах. При рассмотрении конкретных экологических ситуаций разумно учитывать целостный процесс формирования пространства СКС, на территории которых анализируется экологическая проблематика. Это позволяет выделить основные этапы в длительном историческом развитии территории, типы экологических ситуаций и кризисов, связанных с ее преобразованием. Каждому этапу эволюции социокультурной системы соответствует специфическая экологическая ситуация, в том числе и определенного рода экологические кризисы. СКС реализует свой потенциал во многом через генерирование конкретной системы природопользования. Смысл экологических кризисов не в самоуничтожении, а в преобразовании пространства и закреплении его за своим социокультурным образованием. Рекреационное освоение территорий и формирование на них рекреационных экологических кризисов только часть общего процесса.

Таково, например, положение в российской СКС. Социокультурные задачи освоения громадной территории небольшим по численности русским населением реализовывались исторически отчасти посредством специфичной и весьма затратной системы природопользования, когда уничтожались леса, которые преобразовывались под пашни и после нескольких лет эксплуатации могли быть заброшены. Интенсивное сведение лесов характерно для российской СКС, начиная с XII в. Оно имело место на протяжении различных социокультурных программ. Итогом становилось изменение ландшафтов и превращение «ничейной» территории с абстрактно благоприятной экологической ситуацией, не принадлежащей ни одной из СКС, в российский хоумленд с экологически кризисной ситуацией. На подобной территории, попавшей в область освоения, после вспышки экологического кризиса положение постепенно нормализовалось, но территория уже становилась частью хоумленда российской СКС. Иного пути социокультурного освоения пространства, скорее всего, нет.

Изменение ландшафтов и переработка «ничейных» территорий в собственный хоумленд — тесно связанные процессы.

Экологические кризисы, например на Урале со времен его интенсивного освоения русскими, являлись лишь индикатором того, что территория осваивалась определенной СКС. Кризисы генерируются социокультурной системой отчасти целенаправленно: экологический региональный кризис завершает процесс освоения территории. После этого часть населения перемещается в новые районы и начинает их освоение примерно аналогичным образом. Оставшаяся часть населения модифицирует систему природопользования, оптимизируя тем самым экологическую ситуацию.

В конкретных условиях российской СКС, при незначительной численности населения (количество русского населения явно не достаточно для осваиваемой им территории) и обширности российского хоумленда, экологические кризисы генерируются весьма интенсивно. Получается, что рациональное природопользование возможно только после радикального изменения природы. Смысл феномена, прежде всего, в площадном освоении территорий и приведении их к некой социокультурной определенности.

Теория и методология пространственно-временного социокультурного анализа и ее применение к исследованию экологических ситуаций и кризисов на пространстве бывшего СССР позволяет выйти на новый уровень их прогнозирования. При такого рода прогнозировании мы исходим из тезиса первичности социокультурных процессов и того, что они являются основной причиной возникновения региональных конфликтов и экологических кризисов.

В ближайшем будущем наиболее неблагоприятными в экологическом отношении районами на территории российской СКС, по всей вероятности, станут (если еще не стали) следующее:

1. Русские анклавы на территории бывшего СССР — Калининградская область, Республика Крым и Приднестровье.

2. Пограничные регионы, разделяющие российский хоумленд и территории ныне политически независимых государств, которые не вполне переработаны Россией с социокультурной точки зрения. Например, такое положение характерно для российско-эстонской границы.

3. Регионы активной социокультурной переработки вассалов России. В текущий момент это, прежде всего, Чечня. С экологической точки зрения, чеченская война — реальное бедствие. В основе ее лежит продолжающийся процесс социокультурной переработки ее территории и населения.

4. Регионы российского хоумленда, на которые претендуют иные социокультурные образования, например Дальний Восток и, в частности, Курильские острова и Сахалин.

Во всех отмеченных случаях экологические ситуации обусловлены региональными особенностями социокультурной переработки территорий. Вряд ли можно решить экологические проблемы указанных типов регионов до тех пор, пока они не обретут социокультурной определенности. Основная причина экологических проблем этих территорий — в их сохраняющейся социокультурной неопределенности.

Указанные территории с высокой вероятностью экологических региональных кризисов имеют различный генезис их возникновения. В некоторых случаях это связано с промышленным освоением. Например, добыча горючих сланцев на северо-востоке Эстонии. Разработка сланцев в районе Кохтла-Ярве — яркое проявление экологического кризиса, обусловленного в немалой степени социокультурными причинами. В других случаях экологические региональные проблемы связаны с рекреационным освоением. В частности, таково положение в Крыму и потенциально — на юге Дальнего Востока. Рекреационная специализация региона как причина возникновения в нем же экологически опасной ситуации — лишь один из путей общего процесса освоения пространства определенной СКС.