Русский язык и культура речи

Стилистическая оценка                                                            заимствованных слов

 

Часто можно услышать, что иностранные слова «засоряют» русский язык и поэтому с ними нужно «бороться». Действительно, в разговорной речи мы нередко употребляем «модные» иностранные словечки не к месту. Язык рекламы наводнен американизмами, в журналах и газетах множество неоправданных заимствований.

Русский язык всегда был открыт для пополнения лексики из иноязычных источников. Заимствования из древних языков (греческого, латинского), тюркизмы, галлицизмы, слова голландского, немецкого, английского происхождения, полонизмы, украинизмы и другие осваивались русским языком в разные исторические эпохи, не нанося ущерба его национальной самобытности, а лишь обогащая его и расширяя его пределы. Однако слишком большой приток иноязычных слов в наш язык в определенные периоды вызывал тревогу у деятелей русской культуры.

В конце 80-х — 90-е годы особенно сильно увеличился приток иностранных слов в русский язык в связи с изменениями в сфере политической жизни, экономики, культуры, идеологии.

Небывалую экспансию иноязычной лексики мы наблюдаем во всех областях. Она заняла ведущие позиции в политической жизни страны, привыкающей к новым понятиям: президент, парламент, инаугурация, спикер, импичмент, электорат, департамент, муниципалитет, легитимный, консенсус и т.п.; иноязычные термины стали господствующими в самых передовых отраслях науки и техники:, компьютер, дисплей, файл, драйвер, модем, мониторинг, плейер, пейджер, факс, а также в финансово-коммерческой деятельности: аудитор, бартер, брокер, бизнес, дилер, инвестиция, конверсия, спонсор, траст, холдинг и т. п. В культурную сферу вторгаются слова: бестселлеры, вестерны, триллеры, хиты, шоумены, дайджесты и т. п. Бытовая речь живо принимает новые реалии с их нерусскими названиями — спикере, твикс, гамбургер, чизбургер, спрайт, кока, маркетинг, супермаркет, шоппинг и др. Даже просторечие и жаргоны пополняют свой лексический запас американизмами, чаще всего искаженными, изуродованными — герла, шопник, фейс, шузы, баксы, грины, тин (сокращенное тинэйджер). Погоня за новым, «красивым», звучным, а иногда и непонятным для непосвященных названием приводит к тому, что крестьянин-единоличник хочет быть только фермером, бандит-вымогатель называется не иначе, как рэкетир (можно еще звучнее — рэкетмен), а убийца — киллер.

Словари иностранных слов не успевают освоить новые заимствования, поэтому читатель, не владеющий английским, нередко оказывается беспомощным, встречая непонятные слова в газетах, журналах, изобилующих иноязычными терминами: эксклюзивный (исключительный), пресс-релиз (специальный бюллетень для работников средств массовой информации, выпускаемый правительственным учреждением), консенсус (лат. согласие).

Наблюдая все печальные последствия «тотальной американизации» нашего языка, трудно сохранять объективность в развернувшейся полемике о целесообразности иноязычных заимствований в современном русском языке. И все же раздаются голоса в защиту нерусских слов, закрепляющихся в общении.

В нашу жизнь в последние годы входят новые явления, а с ними новые слова. Подобные процессы обогащения лексики за счет заимствований происходят во всех современных языках. В наше время поток новых идей, вещей, информации, технологий требует быстрого называния предметов и явлений, заставляет вовлекать в язык уже имеющиеся иностранные названия, а не ожидать создания самобытных слов на русской почве. Научно-техническая, военная, финансовая, банковская, спортивная лексика во всем мире стремится к интернационализации. Тяга к научно-техническому прогрессу, к цивилизации находит отражение в языке. Отчасти происходит выравнивание словаря русского языка по международному стандарту. Насколько это изменит облик русского языка, обогатит его или «испортит», покажет время.

И все же не следует увлекаться иностранными словами, ведь многие новые заимствования непонятны, поэтому надо говорить проще, на чистом русском языке.