Социальная информатика

России в мировое информационное сообщество

 

По известным причинам Россия длительное время была лишена возможности вхождения в единое мировое информационное пространство и поэтому ее наука, образование, экономика и культура развивались в условиях строгих ограничений в сфере информационного взаимодействия с другими странами, особенно с США и странами Западной Европы. Искусственно созданные по идеологическим соображениям информационные барьеры для научных работников, инженеров и преподавателей по контактам со странами Запада стали одной из главных причин замедления научно-технического прогресса нашей страны, которое стало все более заметно проявляться уже в начале 70-х годов XX века. В последующие годы, несмотря на то, что в развитие технологий, в особенности в оборонных отраслях промышленности, в СССР вкладывались весьма значительные бюджетные средства и привлекались огромные людские ресурсы, наше отставание от мирового уровня технологического развития становилось все более заметным.

В начале 90-х годов XX века в результате перестройки и демократических преобразований российского общества многие информационные барьеры были сняты или же существенным образом ослаблены. Десятки тысяч наших специалистов получили возможность свободно контактировать со своими зарубежными партнерами, входить в состав уже действующих на Западе распределенных творческих коллективов, приобретать зарубежную научно-техническую литературу и информационную технику и даже выезжать в заграничные командировки.

При этом особенно остро выявились те негативные последствия нашей длительной изоляции от мирового информационного пространства, которые стали реальным тормозом на пути интеграции России в это пространство на правах равноправного партнера. Главными из этих последствий являются следующие:

— неразвитость национальной информационной инфраструктуры России и отсутствие в ней собственного единого информационного пространства;

— несоответствие используемых в нашей стране стандартов и протоколов информационного обмена в телекоммуникационных системах и международных стандартов и протоколов;

 — недостаточный уровень развития информационной культуры российского общества, прежде всего в области знания иностранных языков, а также правил использования международных автоматизированных информационных систем.

В настоящее время все перечисленные выше проблемы в той или иной степени решаются. Однако темпы и масштабы их решения оставляют желать много лучшего, так как они много ниже соответствующих темпов и масштабов этих процессов в передовых странах.

Русскоязычное информационное пространство России как объект национальной безопасности

Произошедший в 1991 году распад Советского Союза на ряд самостоятельных независимых государств нанес удар по дальнейшему развитию уже сложившегося к тому времени единого информационного пространства этого региона. Разрушились не только традиционные экономические связи России со странами СНГ и Балтии, но также и научно-технические связи, а самое главное — каналы информационного обмена в сфере науки, образования и культуры. А ведь без этого невозможно сохранить на необходимом уровне ту степень экономического, научно-технического и культурного сотрудничества, которая отвечала бы современным требованиям и интересам развития как России, так и окружающих ее молодых независимых государств.

Мало того, в последние 5—7 лет во всех странах «ближнего зарубежья» (за исключением Республики Беларусь и Кыргыстана) проводится весьма агрессивная и целенаправленная политика по вытеснению русского языка не только из государственной сферы, но также из сферы образования, науки и культуры. Достаточно сказать, что даже в современной Армении, которая всегда сохраняла с Россией прочные традиционные научно-технические и культурные связи, около 40\% школьников уже не знают русского языка. В Казахстане уже нет ни одной русской школы, а в Киеве количество русских школ сократилось практически в 10 раз.

Проведенные в 1998 году парламентские слушания в Государственной Думе России по анализу состояния русского языка и русскоязычного образования в странах СНГ и государствах Балтии показали, что в этих странах проводится активная и целенаправленная политика по сокращению русскоязычного пространства и замене русского языка английским, немецким, арабским или турецким. В результате этой политики возникли серьезные проблемы с изучением русского языка как в русских, так и в национальных школах стран ближнего зарубежья. Отсутствуют необходимые учебники и методические пособия для преподавателей, не готовятся педагогические кадры, хорошо владеющие русским языком.

Последствия этой недальновидной информационной политики национального сепаратизма нетрудно спрогнозировать. Пройдет еще 7—8 лет, и в ближайшем окружении России вырастет целое поколение людей, не знающих русского языка. И это будет трагедия, это будет информационная катастрофа, от которой пострадают, в первую очередь, сами молодые независимые государства. Пострадают не только их наука, образование и культура, но также и их экономика. Будет нанесен непоправимый ущерб интеллектуальному потенциалу этих стран, а, следовательно, и их обороноспособности и национальной безопасности [68].

Лишая своих граждан возможности изучать и свободно владеть русским языком, современные недальновидные национальные лидеры не только перекрывают им доступ к сокровищам русской культуры, но и резко ограничивают их возможности в области научной и профессиональной деятельности. Ведь при современных объемах новой научно-технической информации практически невозможно осуществить ее своевременный перевод на национальные языки новых независимых государств. Гораздо проще и дешевле было бы обеспечить гражданам этих стран возможность самим знакомиться с необходимой им информацией непосредственно на русском языке. Но ведь для этого русским языком нужно достаточно свободно владеть!

 Нельзя забывать также и о том, что сегодня в странах «ближнего зарубежья» проживает около 25 миллионов человек русских, которые в результате распада СССР неожиданно для себя оказались за пределами своей этнической родины. Много проживает в этих странах и таких людей, которые, не являясь русскими по национальности, выросли в русскоязычной среде и поэтому считают русский язык своим родным языком. Драматизм положения этих людей заключается не только в том, что им теперь насильственно, под угрозой различного рода социальных ограничений навязывается изучение государственного национального языка страны пребывания, но также и в том, что они теперь лишены возможности дать своим детям необходимое образование на русском языке, практически оторваны от своей национальной культуры. А это уже нарушение важнейших прав человека.

Таким образом, впервые за всю свою историю русский народ находится сейчас в положении разделенной нации. Решению этой проблемы могла бы служить интеграция стран СНГ и государств Балтии в единое русскоязычное научное, образовательное и культурное информационное пространство [67].

Осуществить такую интеграцию позволяют уже современные средства информатики, информационно-телекоммуникационные сети и информационные технологии.