Средства массовой информации постсоветской России

Заключение

 

Чего же следует ожидать от Кремля в этих новых условиях? Власти будут продолжать пытаться подчинить СМИ своим политическим целям. С этой целью будут предприняты шаги по изменению законодательства в интересах сильного государственного контроля над прессой. Свобода СМИ уже находится под угрозой. Это происходит в то самое время, когда, согласно опросам общественного мнения, общество безразлично относится к данному вопросу. Только 33\% россиян считают, что существует угроза свободе печати, тогда как 36\% не согласны с этим предложением, а 31\% не имеет собственного мнения по этому вопросу23. Хотя нет причин для паники, — имеются серьезные причины для беспокойства.

Во время своего президентского правления Борис Ельцин подписал ряд законов и указов, распространяющих принципы свободы мысли, слова и печати (первоначально изложенные в законе 1991 г. «О средствах массовой информации»), на рекламу, информационные потоки, связь, авторское право, избирательные кампании и государственную поддержку СМИ.

Но он же на короткий срок — и, как считают многие, незаконно — запрещал оппозиционную прессу и вводил цензуру в 1991 и 1993 гг. Он накладывал вето и препятствовал принятию нескольких парламентских законопроектов, в том числе закона о телерадиовещании. Он выдал лицензии каналам НТВ и «Культура», полностью проигнорировав существующие правовые процедуры.

Тем не менее Ельцин холил и лелеял свободу печати как главное завоевание своего правления. Он никогда не использовал власть для наказания тех СМИ, которые атаковали или высмеивали лично его: такой тип политики был как раз частью ельцинского имиджа. Некоторые из его советников середины 1990-х годов, например Юрий Батурин, бывший министр печати Михаил Федотов, воспользовались благосклонностью президента к принципам свободы слова для установления новых горизонтов свободной прессы и упрочения ее положения в России.

Большая часть ельцинского наследия сохранится, хотя от части его скорее всего откажутся преемники режима. И Дума, и Президент Владимир Путин неоднократно заявляли в 2000 г., что собираются пересмотреть закон «О средствах массовой информации» и другие акты. Участь Судебной палаты по информационным спорам служит дурным предвестником того, как могут развиваться события.

Как сказано в Указе Б. Ельцина от 31 декабря 1993 г., первоочередная задача Палаты заключается в том, чтобы содействовать президенту «в защите прав и свобод в сфере средств массовой информации». Существование этой Палаты было поставлено под вопрос в последний период ельцинского правления. Сначала, после продолжительной болезни и кончины в 1998 г. ее председателя Анатолия Венгерова, она потеряла не только мудрого руководителя (на смену которому, кстати, официально так и не был назначен новый председатель), но и вектор своих устремлений. Вслед за этим Палату покинули три из семи ее членов-основателей (И. Иванов, И. Еремин и М. Панярская). На нее перестали обращать внимание средства массовой информации. Она вызвала гнев президентской администрации, особенно за свое решение 1999 г., в котором правительство Владимира Путина критиковалось за игнорирование информационных запросов о чеченской кампании от правозащитного журнала. Новый президент поверил (или его убедили), что Палата стала ненужной, и распустил ее в июне 2000 г. Это — печальный факт, поскольку данный орган накопил большой опыт и наработал множество решений и рекомендаций по законодательству о СМИ, которые вскоре после его закрытия, как это обычно случается в России, будут позабыты.

Законодательство о СМИ в России претерпело революцию. Нередко законы о СМИ игнорируются политиками и профессионалами по прагматическим и даже циническим соображениям. Однако именно эти законы заложили прочный фундамент российской демократии. Сегодня их должны защищать и укреплять не только поддерживаемые западными фондами и правительствами разрозненные группы по правам человека — настало время серьезно включиться в эту деятельность также рыночным силам и элементам гражданского общества.

Отставка Ельцина — знак того, что постсоветская эра в России завершилась. Переходные процессы больше не основываются на простом отрицании коммунистических принципов. Они начали развиваться по своим собственным правилам. Этими правилами будут или подвергнуты сомнению, или поддержаны принятые в 1990-е годы законы. Жизненно важно, чтобы при этом соблюдался принцип верховенства права.