Средства массовой информации постсоветской России

Взгляд в следующее десятилетие

 

В начале веке я хотел бы представить себе, как будет развиваться наша журналистика — если не в двадцать первом веке, то в ближайшие десять лет. Многие размышляют над этим, а наиболее смелые газеты даже печатают материалы о том, какой будет Россия в следующие десять лет. В газете «Московский комсомолец» 23 января 2001 г. были опубликованы прогнозы господина А. Цип-ко — это, естественно, прогнозы очень серьезные, предрекающие изменения политической системы. Но рядом был помещен также веселый, озорной и очень задорный прогноз Виктора Ерофеева, автора «Русской красавицы» и других популярных книг, который считает, что в России есть два течения: одно любит жизнь, «чтобы было много всего», другое — контрпродуктивное. Это самоубийства, наркомания, водка, и потому В. Ерофеев говорит о том, что Россия двоится, троится, и трудно предсказать, что произойдет. Александр Зиновьев рассуждает о повышенной живучести России и россиян, но он очень пессимистичен. Георгий Сатаров предлагает два сценария. Согласно первому, режим не самосовершенствуется, усилится роль государства, оно попытается его воссоздать на старых материалах — построить новое здание из строительного мусора. Согласно второму сценарию, режим самосовершенствуется и будет развиваться в демократическом духе.

Если же говорить о развитии российской журналистики, то мне представляются три варианта. Первый — оптимистический: удачные экономические реформы создадут цивилизованный, социально ориентированный рынок, средства массовой информации получат экономическую поддержку более платежеспособной и образованной аудитории, более плюралистичного и разнообразного рекламного рынка. В результате вырастут тиражи более качественных газет и в целом произойдут деполитизация и декриминализация журналистики. Публичная сфера получит серьезное наполнение.

Второй сценарий — пессимистический. Роль государства возрастет настолько, что средства массовой информации превратятся в симбиоз пропаганды и паблик рилейшнз с одновременным выплеском бульварных изданий — от астрологических прогнозов до мягкого, а может быть, и жесткого порно. Публичная сфера сузится.

По третьему сценарию застойные явления в экономике продлят застойную ситуацию в средствах массовой информации, которые попытаются найти пути совершенствования в очень жестких экономических обстоятельствах. Несколько снизятся тиражи, а также уровень качественных изданий, увеличатся тиражи и влияние бульварщины. Публичная сфера будет сжиматься.

При всех трех сценариях повышаются в разной, конечно, степени, роль и присутствие Интернета. И хотя его функции различаются достаточно существенно в каждом случае, он становится важнейшим фактором развития публичной сферы и гражданского общества, новым открытым пространством для сбора, хранения и распространения информации.

При всех трудностях и сложностях развития российской журналистики опыт последнего десятилетия свидетельствует о достаточной прочности ограждающего свободу печати законодательства России. В конечном счете будущее СМИ и России упирается в экономику и в политическую волю, необходимую для перехода к информационному обществу в демократических гражданских традициях, которые нарабатываются в России в начале XXI в.