История культуры стран Западной Европы в эпоху Возрождения

Основные тенденции развития культуры xiv — первой половины xv в.

 

Некоторое влияние раннего итальянского гуманизма чешская культура испытала в середине XIV в. во время правления императора Священной Римской империи и чешского короля Карла IV. С ним и с его ближайшим окружением поддерживал переписку Петрарка, в 1356 г. посетивший Прагу. В Чехию бежал «последний римский трибун» Кола ди Риенци. Вокруг Яна из Стршеды, королевского канцлера и церковного иерарха, сложился кружок интеллектуалов, внимательно следивших за итальянской культурой.

Однако отдельные черты раннего Возрождения вряд ли стоит переоценивать. Внимание к Италии включало в себя не столько гуманизм Петрарки, сколько его политические воззрения на судьбу империи. В изобразительном искусстве круг Карла IV ориентировался на позднюю готику. Однако в это же время возникает интерес к чешскому языку, обусловленный патриотической идеологией двора и чешского рыцарства. Чешскому языку воздают хвалу, приравнивая его значение к латыни (сочинения рыцаря-грамотея Томаша Штатного), ученые-грамматики составляют первые словари и выясняют происхождение родного языка. В придворной хронистике создается миф о славном происхождении и богоизбранности чешского народа и его монарха. Все это подготовило взрыв национально-религиозного самосознания чехов, известного как гуситское движение.

Начавшееся в конце XIV в. чешское реформационное движение опиралось на учение Джона Уиклифа. Великий чешский проповедник Ян Гус придал этому учению широкое социальное звучание. Доктрина Гуса состояла в критике социально-экономических злоупотреблений католической церкви и нравственного разложения духовенства. Он призывал к «борьбе за правду божью», к осуждению властей, впавших в грех, к восстановлению некоторых норм первоначального христианства, в том числе к формальному равенству всех членов всемирной христианской общины — церкви, то есть доказывал, что церковь состоит не только из клириков, но и из мирян. На основе этого положения последователи Гуса стали причащать мирян наравне со священнослужителями вином из чаши. Поэтому сторонников чешской реформации стали называть утраквистами или чашниками.

Ближайшие сподвижники Гуса Иероним Пражский и Якоубек из Стршибра, авторы богословских и церковно-полемических сочинений, развивали антикатолическую социально-критическую сторону учения Гуса. Иероним Пражский стал вождем университетской оппозиции, стоявшей на точке зрения национального радикализма, утверждавшего святость и избранничество чешского народа. Пражский университет стал ядром реформации. Национальная программа чешской университетской интеллигенции обусловила передачу власти в Пражском университете всецело в руки чешских магистров. Уход немецкой части преподавателей и студентов довершил превращение этого некогда знаменитого международного центра просвещения в учебное заведение сугубо местного значения.

Расправа Констанцского собора над Гусом в 1415 г. всколыхнула всю Чехию. Гусизм стал основой новой национальной конфессии. Движение, начавшееся как церковно-реформационное, превратилось в широкое социально-политическое и массовое религиозное. Основу его идеологии составлял хилиазм — учение о тысячелетнем царствии Христа на земле перед концом света. Второе пришествие следовало ускорить. Для этого требовалось обагрить меч в крови врагов, то есть всех тех, кто не принял нового гуситского учения. Так сформировалась идеологическая основа для религиозных войн, называемых гуситскими. Конечно, в них был силен социально-политический фактор, но постепенно главным стал этноконфессиональный. Победа умеренного крыла гуситов и стабилизация отношений с остальной Европой вернули жизнь страны в мирное русло почти на полтора века.

Гусизм с точки зрения идеологии и культуры был чисто средневековым явлением, коренящимся в еретических учениях. Ему был чужд гуманистический взгляд на человека. Если выдающиеся личные качества Иеронима Пражского, продемонстрированные им на судилище в Констанце, дали возможность очевидцу событий итальянцу Поджо Браччолини оценить Иеронима, силу его индивидуальности с чисто гуманистических позиций, то другой очевидец — ученик Гуса Петр из Младонёвиц, остался далек от нового подхода к человеческой личности, ограничившись в своем описании старыми агиографическими схемами и «записками путешественника». Религиозный милитаризм гуситов наряду с их иконоборчеством привел к тому, что в культуре первенствующее место заняла массовая военно-религиозная песня. В сфере письменности религиозно-полемическая литература практически затмила все остальные жанры. Литературные произведения, включая поэзию и хроники, также всецело были посвящены актуальной тематике. Выделяется творчество Петра Хельчицкого, своей социальной критикой несправедливости и теорией непротивления заложившего основы учения Общины чешских братьев — важного фактора религиозной, политической и культурной жизни в XVI в.

В целом гуситская культура не индивидуализирована. Сам характер ее религиозности — трансперсональный, лишенный того глубоко личного отношения человека к Богу, которое характерно как для мистики XIV в., так и для Реформации и Контрреформации XVI в. С другой стороны, она демократична, насыщена социальностью. Национальный язык (чешский) стал основным коммуникативным средством во всех сферах, включая богослужение. Таким образом он стал первым в Западной Европе национальным языком литургии. Это способствовало как демократизации сакральной сферы, ее максимальному смысловому приближению к широким слоям народа, так и повышению общественного статуса самого чешского языка. Однако большинство богословско-полемических сочинений, предназначенных для узкого круга интеллектуалов-клириков, продолжало создаваться на латыни. Чешский язык почти полностью вытеснил латынь в политической, деловой и судебной сферах, в делопроизводстве королевской канцелярии. Принципиальная общедоступность культурных ценностей (точнее — религиозно-культурных) исключала существование элитарной культуры. Аскетические принципы гусизма обусловили отсутствие многих развлекательно-увеселительных форм культуры. Однако именно гусизм стал в исторической перспективе основой позднейшей национальной культуры.