Криминология

§ 3. клиническая криминология

 

В XIX веке Э. Ферри и Р. Горафало разработали концепцию опасного состояния преступника, суть которой заключалась в том, что преступника надо не карать, а выводить из состояния повышенной склонности к преступлению (и до тех пор, пока это не сделано, изолировать). В XX веке эта концепция была положена в основу нетрадиционного направления науки о методах воздействия на преступность – клинической криминологии. Представители данного научного направления практически отрицали кару как превентивное сдерживающее средство. Они попытались превратить криминологию в своеобразную антикриминогенную медицину, а тюрьму – в клинику.

Значительный вклад в развитие клинической криминологии внесли итальянские исследователи Ф. Граматика и Б. ди Тулио. Весьма основательно методы клинического воздействия на преступников (реальных и потенциальных) разработал французский криминолог Жан Пинатель. Клиническое воздействие осуществляется последовательно в соответствии со следующими этапами: диагноз, прогноз, перевоспитание.

В процессе диагностики необходимо выявить преступный порог лица (легкость выбора им преступных форм поведения). В ходе перевоспитания необходимо улучшить социальные реакции преступника (снизить или устранить агрессивность, эгоцентризм), изменить установки и привычки, изменить отношение к различным социальным фактам (в том числе избавить их от безразличного отношения к уголовному наказанию). К числу достаточно эффективных и наиболее гуманных методов коррекции криминальных склонностей, практикуемых клиницистами, относится психоанализ. Помимо психоанализа в арсенале клинической криминологии – электрошок, лоботомия, таламотомия, медикаментозное воздействие, хирургические методы.

Методы воздействия на преступность, разрабатываемые учеными этого направления, связаны с неопределенным наказанием преступников (лишение свободы до тех пор, пока комиссия врачей, как правило психиатров, не даст заключения об утрате опасного состояния). Эта практика в 70–80-е годы была весьма распространена в ряде стран, в том числе в США. С. Чавкин, исследовавший эту проблему, приводит данные о том, что в США около 80\% заключенных отбывали срок по неопределенному приговору.

Попытки выявить потенциальных преступников, предпринимавшиеся еще Ломброзо, занимают значительное место в практике ученых-клиницистов. Сама эта тенденция имеет положительное значение, в общей теории криминологии на ней основываются все методы прогнозирования преступного поведения. Неприемлемым является принятие на основе данного прогноза карательных и иных жестких мер. С. Чавкин приводит данные о том, что 43\% несовершеннолетних заключенных, содержащихся в тюрьмах США, не совершили никакого преступления, а попали в категорию лиц, нуждающихся в надзоре, в связи с тем, что допоздна бродили по улицам, курили в учебном заведении, не посещали школу. По ходатайству родителей непослушных несовершеннолетних в США могут поместить в специальный центр по перевоспитанию, где режим сходен с тюремным. В США ежегодно 600 тыс. несовершеннолетних подвергаются аресту на основании: "дети, нуждающиеся в надзоре". Трудновоспитуемые содержатся вместе с преступниками в "исправительных школах", где, по мнению американского криминолога А. Найера, их готовят к карьере профессиональных преступников.

В конце 60-х – начале 70-х годов авторитет клинической криминологии был очень высок, на исследования клиницистов возлагались большие надежды. Вот какую оценку этого криминологического направления мы находим в документах ООН:

"Методы надзора за правонарушителями и физического контроля над ними все более совершенствуются благодаря передовым достижениям электроники, быстрому развитию бихевиористских наук и открытию разнообразных психотропных лекарственных средств. Это создает новые возможности повышения эффективности полицейской и исправительной деятельности, о которых предыдущее поколение не могло и мечтать".

К сожалению, надежды на радикальное оздоровление общества с помощью различных методик, предложенных клиницистами, не оправдались. Преступность продолжала интенсивно расти, а практика неопределенных приговоров попала под огонь критики как антидемократическая (она вела к утрате правовых гарантий свободы личности и расширению произвола тюремной администрации). В 80-е годы повсеместно начал возрождаться интерес к традиционной практике назначения уголовного наказания, выработанной классической школой, основанной на оценке степени общественной опасности преступного деяния.