На спасении Волги непонятно куда стекают миллионы рублей

Главная русская река давно превратилась в каскад полузаболоченных водохранилищ. Но пример Рейна показывает, что Волгу ещё можно спасти от окончательного превращения в сточную канаву. Для этого уже принято несколько государственных проектов, на которые выделяются огромные деньги. «Наша Версия» выясняет, куда идут бюджетные потоки, и что в итоге получает Волга.

Исток Волги находится в Тверской области. Потому логично начать наше расследование с этого региона. Здесь действует сразу несколько региональных проектов, направленных на улучшение состояния реки.

Проект «Сохранение уникальных водных объектов» подразумевает расчистку русел рек. Власти региона решили начать с левого притока Волги – реки Кашинки. Работы в её русле близ города Кашина начались в 2018 году. С тех пор, согласно отчётам регионального минприроды, удалось расчистить 33 километра русла. Для понимания масштаба проведённых работ нужно сказать, что в Тверской области протекают три главных притока Волги – (280 километров), (269 километров) и (188 километров). Кашинка имеет длину 128 километров.

В Сети есть видеоролики, показывающие ход выполнения работ на Кашинке: в неглубокой речке стоит похожая на экскаватор машина и выгребает с её дна ил. При этом берега неширокой речки под гусеницами тяжёлой машины теряют свой естественный вид и превращаются в грязное месиво. Имеют ли такие работы положительный долгосрочный эффект, оставим судить экологам и посмотрим на организационную сторону. В документах по закупкам и официальных отчётах мы не нашли показателей по объёмам донных отложений в кубометрах – везде речь идёт о километрах расчищенного русла. Таким образом, можно сделать вывод, что глубина и степень расчистки остаётся на совести непосредственных исполнителей работ.

Из сообщений местных СМИ известно, что контракт на расчистку русла Кашинки выиграло ООО «Подрядчик», зарегистрированное в Белгороде. У компании очень удачное с точки зрения конспирации название: найти информацию о ней с помощью интернет-поисковиков почти нереально. И всё же нам удалось выяснить, что она участвовала в тендерах на расчистку рек в различных регионах страны. Причём в финансовом плане деятельность шла с большим размахом. Выручка «Подрядчика» росла год от года и по итогам 2021 года достигла 3,5 млрд рублей. Но, как оказалось, доходы не пошли впрок. При растущей выручке показатели чистой прибыли в последние годы обрушились, и в итоге дело дошло до банкротства. В январе арбитражный суд Белгородской области назначил в ООО «Подрядчик» временного управляющего. Учредителем компании по-прежнему значится Любовь Чудакова. На неё записано ещё несколько юрлиц, в основном убыточных. Все эти факты создают такое впечатление, что освоенные на расчистке реки деньги отправились в чьи-то карманы максимально скрытно.

Помимо русла Кашинки в рамках проекта «Сохранение уникальных водных объектов» в Тверской области чистят берега и дно озера Селигер (из Селигера вытекает приток Волги Селижаровка). Сначала для этого разработали проектную документацию, на чём 6,2 млн рублей заработало ООО «Фаворит спецтехника» из Московской области (учредитель – Николай Лунёв). Прошлым летом на озере установили карты намыва (в них будет собираться извлечённый со дна ил) и построили пульпопровод (трубы, по которым будет перемещаться смесь воды и грунта). Судя по сообщениям в местных пабликах, работы на озере ведутся. А вот отражения их в документах нам найти не удалось. О стоимости проекта и подрядчике на сайтах правительства Тверской области и регионального министерства природных ресурсов и экологии тоже нет ни слова. В системах госзакупок также не получается отыскать результаты соответствующего тендера. В Сети остались следы новости о том, что работы будут профинансированы агентством Росводресурсы, но оригинал сообщения почему-то оказался удалён. Таким образом, расчистка Селигера превратилась в какой-то секретный проект. «Наша Версия» направит по этому поводу запрос в министерство природных ресурсов и экологии Тверской области.

Один из государственных экологических проектов, судя по названию, прямо касается великой русской реки: «Оздоровление Волги», – написано на его паспорте. В рамках реализации этого проекта в Тверской области осуществили программу «Улучшение экологического состояния реки Волги» на 2019–2024 годы. На неё уже успели потратить 3,5 млрд рублей. Деньги пошли в основном на реконструкцию очистных сооружений в небольших населённых пунктах.

Одним из самых масштабных проектов стало строительство биологических очистных сооружений в городе Старице. Тверские СМИ называют цену проекта – 323,2 млн, в том числе из федерального бюджета – 313,4. В системе госзакупок мы нашли несколько лотов по этому объекту. Заказ на 268 млн достался ООО «Экоконсалтинг» из Одинцова.

Ничего примечательного об этой организации мы не нашли. А вот тендер на 40 млн получило ООО «КС-Энерго» из Иванова. Были ли бюджетные деньги перечислены подрядчику в полном объёме, неизвестно. Но ясно, что объект ещё не сдан, а вот компания уже обанкротилась. Сооружения должны быть достроены в этом году. Уровень готовности на 1 января составлял 36,5%. Явно есть повод для проверки со стороны компетентных органов.

Ещё один заметный по масштабам проект – «Реконструкция канализационных очистных сооружений города Торжка». Его стоимость 359,27 млн рублей, подрядчиком выступает ЗАО «Зенит-Инвестпром». Он примечателен тем, что имя его учредителя скрыто из публичных реестров. В 2021 году компания показала выручку в 1,4 млрд рублей, а чистая прибыль составила всего 6 миллионов. ЗАО находится под угрозой банкротства, так как не смогло расплатиться со своим подрядчиком на сумму 12 млн рублей, и тот уже выиграл суд. Тревогу вызывает тот факт, что теперь местная пресса сроком окончания проекта указывает 2024 год, хотя изначально закончить работы планировать в 2022 году.

Как видно, даже поверхностный взгляд на исполнение экологических проектов в Тверской области выявляет вопросы. Стоит ли после этого спрашивать, как бюджетные траты, произведённые таким образом, реально повлияют на экологическое состояние Волги?

Ещё один проект, который считается важным для здоровья Волги, – «Сохранение лесов». Согласно региональному проекту «Сохранение леса» в этом году вырубленные и погибшие ранее леса должны быть восстановлены на 100%. На площади, соответствующей площади погибших лесов, будут посажены молодые деревья. А теперь внимание на цифры. Более половины территории Тверской области формально покрыто лесом, всего 4,9 млн гектаров. С середины нулевых ежегодно погибало в среднем примерно 10 тыс. гектаров леса. Региональный проект с бюджетным финансированием «Сохранение лесов» стартовал в 2018 году. А в 2019-м газета «Тверские ведомости» писала: «Ежегодно на площади более 13 тыс. гектаров в Тверской области ведутся лесовосстановительные работы. Причём 80% этих работ выполняют арендаторы лесных участков». Выходит, за счёт бюджета ежегодно восстанавливается всего около 2,5 тыс. гектаров? Сверимся с паспортом проекта «Сохранение лесов». Разработчики документа почти везде измеряют результат в процентах. И только в одном месте появляются гектары: по итогам 2024 года площадь лесовосстановления должна быть увеличена на 0,9 тыс. гектаров. То есть порядок цифр примерно ясен. Судите сами, много это или мало в масштабах области и её ежегодных лесных потерь. Но кажется очевидным, что какого-то перелома на экологическом фронте эти посадки не дадут. Бюджету это озеленение за шесть лет обошлось в 170 млн рублей.

Мы предполагаем, что эту сумму освоило ГБУ «ЛПЦ-Тверьлес». В рамках той же программы для него ведётся закупка техники – на это за шесть лет будет потрачено ещё 83,8 млн рублей. ГБУ «ЛПЦ-Тверьлес» за последние годы мелькало в криминальных новостях. В 2020 году суд приговорил к исправительным работам лесничую, которая отводила участки под вырубку на глаз. В результате дошедшего до суда эпизода было незаконно вырублено 1330 деревьев, ущерб оценили в 12,5 млн рублей. Примерно в то же время инженера-лесопатолога обвинили в подлоге документов с целью сокрытия незаконной рубки леса. Трудно сказать, навели ли с тех пор порядок с дисциплиной в «ЛПЦ-Тверьлес». А если нет, то можно ли верить цифрам из отчётов?