Могут ли нести страны Европы ответственность за своих граждан, воевавших за Гитлера

Интересный диспут возник под одной из моих статей. Статья была вообще больше про войны наши с Финляндией, но как это часто бывает, от темы ушли в сторону.

И в ходе этого, ушедшего в сторону обсуждения, снова была затронута тема интересная и многими весьма ошибочно понимаемая. Об ответственности Франции, солдаты которой воевали на Восточном фронте. Разумеется, вспомнили известную выдумку о том, как французский легион Вермахта сражался на Бородинском поле. Ну и дальше про дивизию СС «Шарлемань», которая якобы защищала Рейхстаг и до последнего сражалась у Рейхсканцелярии.

О том, какие выдумки у нас ходят про французов, когда распустили дивизию «Шарлемань» и откуда взялись в советском плену десятки тысяч «французов» я писал уже не раз, повторять нет желания.

А вот о чём хочется сказать, так это о разнице между ответственности отдельных граждан и государства.

Как знаем теперь хорошо, если по другую сторону фронта мы убиваем поляка или француза, сражающегося против нас и даже громко это афишируем, сей факт ещё не значит, что мы воюем с Польшей или Францией. Во всяком случае угрожать бомбардировкой Варшавы или Парижа никто из-за такого не станет, даже покойный Жириновский. Поскольку в целом за действия отдельных граждан государство ответственности не несёт.

Поэтому, обвинять государства, граждане которых воевали на стороне Третьего Рейха и даже совершали самые серьёзные преступления — не правильно. Даже не зависимо от количества этих самых граждан.

Последнее хорошо видно на примере таком. Простой вопрос — граждан из какой страны воевала больше всего на стороне Третьего Рейха? Ответ, думаю, известен всем — больше всего воевало за Гитлера советских граждан.

Кто-то сочтёт справедливым привлекать нашу страну к ответственности за то, что около миллиона (никто до сих пор не может сказать сколько, но не меньше миллиона) наших граждан были в рядах Вермахта, СС и других формирований?

Также и с другими странами надо подходить объективно. Все они делятся на несколько групп.

Во-первых, страны, оккупированные Германией. Они не могут нести ответственность за то, что их граждан вербовали в немецкую армию, не важно, добровольно или насильно. Самих государств, таких как Нидерланды, Бельгия, Югославия, Норвегия, Дания, Польша, Чехословакия с юридической точки зрения как бы не существовало.

Во-вторых, страны, сохранившие нейтралитет. Наёмники или добровольцы из этих стран воевали и на стороне Третьего Рейха, и на стороне антигитлеровской коалиции. Ответственности за действия этих граждан страны не несут, хотя уж точно обязаны бы осудить тех своих сограждан, которые совершали преступления. А преступлением может считать, по большому счёту, и война на стороне Гитлера. Правда, добровольцы ведь могут заявить, что они воевали против большевизма, а для стран Запада это совсем другой поворот.

В-третьих, это страны, бывшие союзниками Третьего Рейха в войне. Тут всё понятно, особняком стоит лишь Финляндия, которая по мнению западной стороны, вела свою войну с Советским Союзом и её надо рассматривать отдельно. Что не совсем верно, но это отдельный разговор. Кстати, все союзники Германии, кроме Венгрии, успели переметнуться и объявить войну Третьему Рейху, чем сильно облегчили свою участь.

Особняком стоит как раз Франция, с которой очень много всяких отдельных ситуаций.

Для начала, после поражения 1940 году Франция разделилась на четыре части.

Часть первая — не оккупированная часть с правительством в Виши, которая формально была независима и нейтральна, фактически же проводила политику в интересах стран «оси». У правительства Виши была и своя армия, которая принимала участие в боевых действиях в Африке и на Ближнем Востоке. Существовала правда недолго.

Часть вторая — оккупированная территория Франции. Тут, как бы никаких отличий от других нет.

Часть третья — Эльзас и Лотарингия, которая по традиции Германия присоединила к себе. Граждане этих земель были также мобилизованы в Вермахт, как и все прочие немцы. Именно эльзасцы и лотарингцы и составили те десятки тысяч пленных французов, захваченных Красной Армией. В СССР их считали гражданами Франции.

Часть четвёртая — «Свободная Франция» генерала де Голля. Которую признали (хоть и не во всём) преемницей разгромленной и капитулировавшей в 1940 году Франции.

В результате на полях сражений Второй Мировой войны сражались самые разные французские войска.

Во-первых, армия Виши.

Во-вторых, эльзасцы и лотарингцы в рядах Вермахта и СС.

В-третьих, добровольцы в составе различных частей и подразделений Вермахта, СС и разных вспомогательных структур. Тут стоит отметить, что в частях, считавшихся французскими, далеко не все были этническими французами. Именно во французском легионе служило очень много (изначально до половины) русских эмигрантов. В бригаде «Шарлемань» эмигрантов тоже было много, а ещё большой процент составляли испанцы-республиканцы, бежавшие во Францию после гражданской войны в Испании. И ещё очень много всякого сброда. Плюс немало было и просто обычных мобилизованных немцев, ими дополняли инонациональные части СС, для которых не хватало добровольцев.

Ну и в-четвёртых, армия «Свободной Франции», к которой относится и широко известная эскадрилья, а затем и истребительный авиационный полк «Нормандия-Неман», и менее известный истребительный полк «Аквитания» и бомбардировочный «Лангедок». Эти французские авиационные части в СССР имели статус союзных войск.

Конечно, многим у нас может не понравится такой подход, но юридически обвинить европейские, равно как и другие страны, в том, что их какие-то граждане воевали на стороне фашисткой Германии во второй Мировой войне, не в чем. Аналогию с власовцами я приводил уже, и ещё раз напомню. Можно припомнить лишь то, как относились в дальнейшем власти стран к тем, кто пошёл добровольцем в Вермахт или войска СС, а потом смог живым вернуться. Но это уже несколько иная история.

А с этим вопросом, будем считать разобрались.