Павлик Морозов в юбке. Как дочь сдала отца, расстрелявшего 26 бакинских комиссаров

Павлик Морозов - популярный советский персонаж, прославившийся тем, что донес на свою семью. Но времена были сложные и такие люди, как Павлик, не были единственными. Похожая история произошла в 20-е годы, когда дочь сдала своего отца - Федора Фунтикова, которого обвинили в гибели 26 бакинских комиссаров.

Федор Фунтиков родом из саратовских крестьян. В 1918 году возглавил Закаспийское временное правительство бывшей Российской империи.

Фунтиков был эсером. Эсеры - по сути, народники - делали ставку на крестьян, которых было подавляющее большинство в России. Однако большевики оказались проворнее. Они ориентировались на рабочее меньшинство, которое было сосредоточено в крупных городах. Но революции в России, как известно, происходят именно в столицах и редко связаны с интересами большинства.

В 1918 году в Асхабаде (Ашхабад) произошло восстание против большевиков. В итоге, к власти пришло правительство, состоящее из эсеров и меньшевиков.

В итоге, Закаспийская область (регион Российской империи) перешла под их контроль.

Чтобы удержать эту территорию Фунтиков пошел на сговор с англичанами. Те прислали 2 тысячи индийских наемников на защиту. Удивительно, но этого хватило, чтобы сдержать большевиков. Возможно, причиной послужил всеобщий хаос, да и большевикам не до этого было. Потом военный контроль над территорией взял Деникин. В начале 1920 года большевики полностью отбили эти территории.

В сентябре 1918 года Фунтиков участвовал в обсуждении и обвинении по делу 26 бакинских комиссаров. Сам лично не требовал для них высшей меры. Но правительство, которым он руководил, приняло решение расстрелять комиссаров.

Кратко, кто такие эти комиссары. Это были руководители Бакинской коммуны. Когда к власти пришли эсеры, их расформировали. Они пытались бежать, но были схвачены уже на корабле.

Сдал их всех и активно помогал следствию Анастасий Микоян. За это его не расстреляли вместе с другими. (версия начальника контразведки Генерального Штаба генерал-майора Алексея Мартынова). Микоян вышел сухим из воды в этой истории и потом быстро поднялся по партийной карьерной лестнице.

Комиссаров Бакинского совнаркома обвинили в сдаче Баку азербайджанским войскам (так называемая Исламская армия Кавказа - боевое подразделение османов, которые претендовали на местные нефтяные месторождения).

Сдачей это, конечно, назвать было трудно - у комиссаров просто не было достаточно военных ресурсов, чтобы удержать город (причем, какое-то время им даже без ресурсов это удавалось). Но их зачем-то приговорили к высшей мере.

Комиссаров посадили в поезд, он остановился в тихом месте между станциями, где приговор и привели в исполнение.

Когда власть временного правительства Закаспия была свергнута, Фунтикова схватили и допрашивали по обвинению в коррупции. Про бакинских комиссаров приняли к сведению версию самого Фунтикова, которая гласила:

К Фунтикову в итоге претензий не было, его отпустили. И он поселился неподалеку от Саратова в хуторе, где вел своего хозяйство.

Но спустя три года его неожиданно выдала его собственная дочь. Она донесла, что Фунтиков участвовал в собрании, приговорившем комиссаров. И, более того, по ее словам, играл там самую активную роль.

Фунтикова схватили, судили, дело получило самую широкую огласку на всю страну. Фунтикову, кроме обвинения в расстреле комиссаров, добавили терроризм и сотрудничество с интервентами. Приговорили к высшей мере и довольно быстро привели ее в исполнение.

Ранее я писал про похожего и хорошо известного в СССР персонажа: