Как убивали Навального: хронология и личности убийц. Часть 2

Как убивали Навального: хронология и личности убийц. Часть 2

«Охраняет Владимира Путина».

Сам начальник ИК-3 Вадим Калинин, как мы сообщали по горячим следам, после гибели Алексея Навального, фигура одиозная. По воспоминаниям сидельцев, он до 2010 года работал в должности замначальника по БиОР в ИК-8 (ЯНАО), где установил и поддерживал пыточный режим.

Впоследствии на него завели уголовное дело за превышение должностных полномочий, но ему то ли помогли некие связи в Москве. Некоторое время Вадим Калинин занимался агробизнесом в регионе, а потом в 2021 году вновь вернулся в УИС и сразу на должность начальника колонии.

 uriqtriqqeiqxqatf

Читайте ещё:В рыбных консервах крупного производителя нашли двойную норму мышьяка

Его неприкосновенность связывают с супругой, которая работала в Управлении по обеспечению деятельности оперативных подразделений ФСИН по ЯНАО. А также, с сыном — сотрудником ФСО. Подчинённые Вадима Калинина в разговоре отметили, что начальник не упускает возможности похвастаться, что его сын Данил Калинин служит в отряде, который охраняет президента Владимира Путина.

Имел отношение к смерти Алексея Навального и начмед ИК-3 Алексей Лисюк. Он всю жизнь работал гигиенистом и эпидемиологом, а в систему ФСИН попал через приятеля и нынешнего куратора Медсанчасти колонии Руслана Цоя от вышестоящей организации ФКУЗ МСЧ-11, которая базируется в Коми. Он сначала занял место друга в ИК-8, став начмедом там. Но ни тогда, ни сейчас Алексея Лисюка и врачом назвать никто не возьмётся, едва ли он мог пусть даже теоретически спасти Алексея Навального.

Скорее, наоборот. Однако, он по-прежнему занимает свою должность, получает поздравления в профессиональный праздник. В разговоре начмед Алексей Лисюк с усмешкой сказал, что его не поймут, если он будет рассказывать по телефону обстоятельства гибели Алексея Навального, подчёркнуто (как ранее Путин) не называя политика по имени, а именуя его «фигурант».

Что касается самой Санчасти, то, как мы писали ранее, она не имеет лицензии на медицинскую деятельность, как стационар. А в самом головном предприятии МСЧ-11 отсутствует должность реаниматолога. ФКУЗ возглавляет врач-нарколог из Кемерово Светлана Солопова.

Она трижды меняла фамилию, пока не прописалось по адресу с владельцем частной медицинской организации. Когда стало известно о гибели Алексея Навального, журналистам удалось связаться с ней, но собеседница повесила трубку и написала сообщение, что «Вся информация в оперативном управлении». В ИК-3 трудились медсестры Наталья и Галина, но как правило они сидели «за зоной» и привести дежурную сотрудницу в белом халате было довольно проблематично (должен сопровождать уполномоченный на то сотрудник), да и бесполезно.

Смерть Алексея Навального констатировала (не знаем, учитывая, как все секретили, есть ли её фамилия в официальных документах) старший фельдшер единственной бригады скорой помощи филиала больницы райцентра Лабытнанги в посёлке Харп Дина Ким. Уроженка Калмыкии, по данным источника, дежурила 16 февраля 2024 года и приехала в ИК-3 по вызову на линию 03. С тех пор она отказывается общаться, блокируя все звонки и сообщения.

Ещё одним молчаливым свидетелем в трагедии Алексея Навального является уже бывший главный психолог ИК-3 Наталья Канаки, которая не могла не общаться (пусть и для проформы) и была обязана это сделать, когда он прибыл в колонию. Вскоре после гибели Навального, женщина уволилась (это произошло в начале 2024 года) и не выходит на связь. Даже с друзьями. При этом у Канаки крайне непростые родственники. Один возглавляет отдел специального назначения в УФСИН по ЯНАО, другой замначальника по БиОР одной из колоний региона.

В подготовке материала принимали участие эксперты по работе уголовно исполнительной системы и по их мнению если и проводились какие-либо манипуляции с Навальным, то это по отмашке делали осуждённые из числа активистов колонии.

Читайте ещё:Как убивали Навального: хронология и личности убийц. Часть 1

Такая модель очень распространена в так называемых режимных лагерях — лояльные к администрации зеки в обмен на блага (или безопасность) выполняют функции сотрудников, вплоть до самоуправления и карательных мер (пыток, убийств). Все это держится в тайне, но в ИК-3 о пытках стало известно ещё до гибели Алексея Навального. В 2022 году в колонии был убит заключённый Бахромбек Шарифов, который содержался в СУСе. Его пытали осуждённые, сотрудники, не пачкая рук, контролировали процесс, а позднее пытались представить смерть осуждённого, как самоубийство.

В итоге пять надсмотрщиков и двое зеков были привлечены к ответственности. Но это были лишь винтики той системы, которую установили в колонии Вадим Калинин, его правая рука Сергей Коржов и группа подконтрольных им активистов. Удалось установить личности каждого, кто имел полномочия и присутствовал при смерти Алексея Навального.