Как банк «Югра» сплавил свои активы в офшоры Кипра

Как банк «Югра» сплавил свои активы в офшоры Кипра

В рамках дела о банкротстве зарегистрированного в Нижневартовске «Управления буровых работ-1» найдены незаконные финансовые операции на миллиарды рублей, связанные с компаниями Алексея Хотина

Внимание Главного управления по расследованию особо важных дел СКР в ближайшее время, вероятно, будет приковано к конфликтам, разворачивающимся в ХМАО-Югре. Так, в рамках дела о банкротстве зарегистрированного в Нижневартовске «Управление буровых работ-1» фискальные органы и управление Росфинмониторинга уже усмотрели сомнительные финансовые операции на миллиарды рублей. Примечательно, что в сделках участвовали компании, аффилированные с владельцем банка «Югра» Алексеем Хотиным или которые в ФНС считают близкими бизнесмену. Не обошлось и без откровенно криминальных схем, когда в суд поступили, по всей видимости, сфальсифицированные требования к нижневартовской компании более чем на миллиард, что уже стало поводом для обращения в МВД. Пока суды и органы разбираются в хитросплетениях утечки финансов и переброске активов, наблюдатели уверены, что озвученная СКР сумма хищений из банка «Югра» в ближайшее время может существенно вырасти, а временная администрация уже озвучивает адреса перечисления средств – Республика Кипр, SENEAL INTERNATIОNAL AGENCY LTD.

В ХМАО набрали обороты судебные разбирательства, способные дать новый импульс федеральному скандалу, связанному с задержанием и арестом мажоритарного акционера банка «Югра» Алексея Хотина, подозреваемого в хищении средств кредитного учреждения пока в размере 7,5 млрд рублей. Речь идет о банкротном деле ООО «Управление буровых работ-1» (УБР-1), сделки которого уже попали на контроль Межрегионального управления Росфинмониторинга по Уральскому федеральному округу.

Фото: Евгений Разумный / «Ведомости»

Отметим, о самом УБР-1 из публичных источников мало что известно. Между тем, согласно данным системы «Контур.Фокус», предприятие успешно существовало с 2013 года, в 2017 году его баланс составлял 49,8 млрд рублей, выручка – 19,4 млрд, чистая прибыль — 615,2 млн. Среднесписочная численность сотрудников в этот же период, по информации ФНС, превышала 200 человек. Однако спустя несколько месяцев после отзыва у банка «Югра» лицензии в отношении компании были инициированы банкротные разбирательства. Примечательно, что уже после старта судов УБР-1 самостоятельно приняло решение о ликвидации. После запуска конкурсного производства и начали вскрываться крайне скандальные сделки и связи.

Так, о претензиях более чем на 4,8 млрд к УБР-1 заявило ООО «ДримНефть» (Москва). Как выяснилось, связанное с Алексеем Хотиным через зарегистрированную на острове Мэн нефтяную компанию Exillon Energy АО «Каюм Нефть» (Нягань), в частности, заключило с «Управлением буровых работ-1» договор по строительству скважин. Далее, как отмечают наблюдатели, начался какой-то «аттракцион невиданной щедрости»: за 2 месяца «Каюм Нефть» перевела подрядчику авансов на 4,7 млрд рублей.

Далее дополнительным соглашением стоимость договора была уменьшена. А к прочему, между «Каюм Нефтью», УБР-1 и «ДримНефтью» были достигнуты договоренности, в соответствии с которыми все обязательства подрядчика ложились на столичную организацию. Вместе с этим компания из Нижневартовска обязалась перечислить «ДримНефти» полученные от заказчика авансовые платежи более чем на 3 млрд (за минусом выполненных работ и уже возвращенных средств). Для сравнения, общая стоимость по договору в итоге составила 3,3 млрд.

Однако авансы «ДримНефти», исходя из ее заявлений, так и не поступили. В итоге суд первой и апелляционной инстанций посчитали претензии московской организации обоснованными. Но с такой позицией категорически не согласились в ФНС, представители которой в апелляции заявляли о вероятной аффилированности между УБР-1 и «ДримНефтью», а также о, возможно, мнимом характере сделок. В результате кассация указала на ряд нестыковок в этих схемах и отправила спор на новое рассмотрение в арбитраж ХМАО.

«Единственным участником ООО «УБР-1» 04.09.2017 принято решение о добровольной ликвидации общества. <…> Как правило, основной причиной добровольной ликвидации является неспособность общества в полном объеме удовлетворить требования кредиторов. <…> Из изложенного следует, что ООО «Управление буровых работ-1», получив в период с апреля по июнь 2017 года от АО «Каюм Нефть» аванс в размере 4,74 млрд, через два месяца стало отвечать признаку неплатежеспособности», – указывалось в позиции кассационной инстанции.

Арбитражный суд Западно-Сибирского округа также подчеркнул, что подобные действия по переводу обязательств свидетельствуют об отсутствии экономического эффекта для заказчика. «Подобное отклонение от преследуемых коммерческими организациями целей может быть совершено только при согласованности действии всех сторон, которые могут быть направлены во вред должнику и его кредиторов», – говорится в постановлении кассации.

Добавим, что между УБР-1 и «ДримНефтью» действительно прослеживаются связи. Так, согласно данным «Контур.Фокус», участником компании из Нижневартовска в 2013 году числился Жабанов Андрей Викторович, он же сейчас, по информации системы, является учредителем «ДримНефти».

Вопросы возникли и к другим крупным требованиям, предъявленным УБР-1. Так, о претензиях более чем на 1,5 млрд в суде заявила компания «Хортица» (Москва), осваивавшая Мултановский лицензионный участок на территории Сургутского района ХМАО. Отметим, что данную компанию участники рынка также связывали с Алексеем Хотиным. «Хортица» находилась под управлением «Русь Ойл», которую возглавляет Сергей Подлисецкий. Последний в интервью Lenta.ru, отвечая на вопрос о связи владельца банка «Югра» с «Русь Ойл», заявил: «У Алексея есть собственный нефтегазовый актив – компания Exillon Energy. <…> Но в целом я бы говорил, скорее, о давних партнерских отношениях Хотина и Подлисецкого – не секрет, что мы работаем на рынке недвижимости». Против включения ряда требований «Хортицы» в реестр УБР-1 выступали Росфинмониторинг и ФНС.

Добавим, что фамилия Подлисецкого фигурировала и в других разбирательствах дела о банкротстве. Так, требования более чем на 2,7 млрд к УБР-1 заявляло ООО «Бурнефть» (Оренбург). Компания ссылалась на заключенный между ООО «ХолдНефть» и «Управлением буровых работ-1» договор поставки, договор уступки прав требований между «ХолдНефтью» и «Буровой компанией «Недра», выданный УБР-1 буровой компании вексель на 2,7 млрд в качестве отступного по договору поставки и схему, по которой ценная бумага в итоге перешла «Бурнефти».

Против данной позиции опять же выступали Росфинмониторинг и ФНС. Фискалы в суде заявляли, что в ходе контрольных мероприятий «установлено, что должник и «Бурнефть» являются аффилированными лицами, между которыми часто происходит перемена договорных обязательств на имущество. Анализ банковских операций показал, что отдельные операции носят транзитный характер, не имеют очевидного экономического смысла. Также инспекция пришла к выводу, что действия должника и его контрагентов согласованны, участники товарно-денежных потоков являются частью одной схемы по уходу от налогообложения».

В итоге, изучив позиции сторон, арбитраж ХМАО отказал «Бурнефти» в требованиях. «Согласно акту налоговой проверки, <…> оказание услуг по сопровождению бухгалтерского и налогового учета УБР-1 и его основных контрагентов, в том числе «Бурнефти», осуществлялось компанией ООО УК «СДС Консалт», что свидетельствует о том, что данный круг юридических лиц связывали не только финансово-деловые отношения, но и единая бухгалтерия. На странице 57 указанного акта установлено, что Подлисецкий С.В. (руководитель АО «Русь-Ойл») является одним из учредителей ООО «Бурнефть», что свидетельствует об аффилированности «Бурнефти» и УБР-1. Учитывая <…>, что заявитель фактически не раскрыл экономическую целесообразность получения векселя должника в преддверии его банкротства, суд полагает, что в удовлетворении заявления надлежит отказать», – говорится в определении арбитража.

В отдельных случаях требования кредиторов и вовсе выливались в обращения к компетенции полиции. Так? в арбитраж поступало заявление ООО «Бурснаб» о включении в реестр УБР-1 задолженности в размере 1,49 млрд рублей. Вот только как выяснилось впоследствии, направили его неизвестные лица. Как заявила конкурсный управляющий «Бурснаб» Ирина Кузакова? по результатам инцидента было принято решении обратиться в УМВД РФ по ХМАО-Югре и ОВД по району Лефортово ЮВАО г. Москвы о проверке на наличие состава уголовного преступления в связи с фактом фальсификации подписи на заявлениях «Бурснаб».

Впрочем, самые крупные требования к УБР-1 предъявил именно банк «Югра», заявивший о долге более чем на 7 млрд рублей. Причем при рассмотрении позиций по этому спору было указано, что в рамках проведенного обследования финсостояния банка временной администрацией «выявлены признаки действий, направленных на вывод из банка активов, результатом которых стало поступление денежных средств на счет SENEAL INTERNATIОNAL AGENCY LTD (Республика Кипр), принадлежащей Хотину Алексею Юрьевичу».

Эксперты, говоря о подобных сделках ООО «Управление буровых работ-1» со структурами, связываемыми с Хотиным, полагают, что их могла бы объяснить только аффилированность. Так, собеседники издания обращают внимание на целый ряд деталей. Первая – доли Дмитрия Зимина, который, согласно данным «Контур.Фокус», является учредителем УБР-1, находились в залоге у банка «Югра». Далее подконтрольное Exillon Energy Хотина АО «Каюм Нефть» спокойно выдает подрядчику авансы на миллиарды рублей.

«Банк «Югра» в свою очередь выдает кредиты УБР-1 на миллиарды рублей, а как мы знаем, одной из основных претензий к финорганизации и был тот факт, что банк «пылесосил» рынок и якобы выдавал средства аффилированным с бенефициарами компаниям, в том числе в нефтегазовом секторе», – описывает свое видение ситуации собеседник среди банкиров.

Добавим еще одно примечательное совпадение. Как описано выше, участником компании из Нижневартовска в 2013 году числился Жабанов Андрей Викторович. Его полный тезка в 2012 году был генеральным директором ООО «Нью Лайф Групп». Тогда же в учредителях организации значился Нефедов Алексей Геннадьевич, чьи имя, фамилия и отчество совпадают с данными бывшего президента банка «Югра», также задержанного по делу о хищении средств.

Фото: mstl.ru/tatneft

«Сейчас следствие говорит о 7,5 миллиарда, но никто не скрывает, что это только начало большой истории. Дыру в банке оценивали в сумму порядка 160 миллиардов. При учете все новых и новых вскрывающихся сомнительных сделок, не подтвержденных векселей, думаю, что сумма хищения может значительно вырасти. Не исключено, что этому будут способствовать и разбирательства в ХМАО. Тем более уже и там дошло до криминала с возможными фальсификациями», – делится личным мнением собеседник среди финансистов.

Другой собеседник обращает внимание на социальную сторону вопроса развернувшихся конфликтов. «Речь ведь идет еще и о сотнях людей, которые обеспечивали работу нефтяных активов и теперь могут столкнуться с серьезными финансовыми проблемами», – отмечает источник среди чиновников.

Как указано выше, в УБР-1 ранее трудилось более 200 человек (Нижневартовск, теперь предприятие в ликвидации). В ООО «Хортица», осваивавшем участок на территории Сургутского района, введена процедура наблюдения. В АО «Иреляхнефть», которое также предъявило миллиардные требования к УБР-1, согласно данным «Контур.Фокус», идет ликвидация. В ООО «Восток бурение», которому отказали в многомиллионных претензиях к «Управлению буровых работ-1», по информации ФНС, в 2017 году работало более 400 сотрудников.

Кроме того, как подробно сообщала «Правда УрФО», с проблемами из-за судебных разбирательств могут столкнуться АО «Каюм Нефть» (Нягань) и «Юкатекс-Югра», подконтрольная Exillon Energy. Согласно данным системы «Контур.Фокус», в организации в 2017 году трудилось более 230 человек.

Автор: serhiollll
Предыдущий материал

В центре эвакуировали 900 человек: подробности (фото)

Следующий материал

Хто стане новим міністром оборони: у Зеленського виступили із заявою

Коментарии (0)