«Для меня это не рутина, а ответственность»

«Для меня это не рутина, а ответственность»


Председатель Еврейской Общины Республики Молдова Александр БИЛИНКИС ответил на вопросы корреспондента газеты «Наш голос».

– Недавно в Бухаресте прошел саммит по антисемитизму, где побывали Вы и директор нашей общины. Форумов с такой тематикой за последние десятилетия было немало. И нередко они выглядели не более чем «говорильня». В чем особенность нынешнего? Что из него вынесли конкретно Вы и найдут ли реальное воплощение в деятельности руководства общины прозвучавшие там идеи и предложения?

– Это был первый Международный съезд специальных представителей и координаторов по вопросам борьбы с антисемитизмом из 44 государств мира. Его организовали Всемирный Еврейский Конгресс и правительство Румынии. У нас была возможность обменяться мнениями с коллегами, лидерами общин с разных концов света. И мы почерпнули там немало для себя полезного.



В частности, в общении с авторитетными политиками: премьер-министром Румынии Виорикой Дэнчилэ, председателем Сената Румынии Кэлином Попеску-Тэричану, председателем Совета при президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека Михаилом Федотовым, спецпредставителем США по мониторингу и борьбе с антисемитизмом Элан Карр и другими – прозвучал близкий мне тезис о важности и необходимости межконфессионального диалога в современном обществе. По-моему, в нём – залог межнационального мира и у нас, и у соседей.

– Чем объясняется открытие в здании КЕДЕМа синагоги и намерение руководства общины зарегистрировать ещё один религиозный культ иудаизма?

– Когда-то в Кишиневе было около 80 синагог не только потому, что еврейского населения (в абсолютном большинстве – религиозного) в нашем городе в тот период было больше. Тогда каждые несколько сот семей, объединенных профессиональными интересами (стекольщики, ремесленники, дровосеки) и местом жительства, привыкли посещать свою синагогу. Так им было удобнее по многим причинам. Это нормально и сейчас тоже. Скажем, израильские студенты, обучающиеся в молдавской столице, арендуют помещение, где они обустроили свой молельный дом в близкой им сефардской традиции.



Сейчас в Кишиневе, кроме известной всем Хабад-Любавич, функционируют ещё 3 небольшие синагоги. ЕОРМ стремится поддерживать их деятельность, понимая, какое большое значение имеет для евреев эта духовная составляющая. Как поддерживаем? Ну, например, мы оплачиваем все коммунальные счета синагоги Хабад-Любавич… Почти 2 года назад в недавно оборудованную и открытую в здании КЕДЕМа синагогу мы пригласили молодого энергичного раввина Шимшона Д. Изаксона с хорошими авторитетными рекомендациями... Кстати, руководство филиала АЕРК, с которым у нас отношения складывались по-разному, вполне положительно отнеслось к восстановлению синагоги в исторической части здания КЕДЕМа, ранее назвавшейся синагогой Лимнария.

В иудаизме, как известно, не одно течение и мы хотим дать возможность каждому верующему выбрать ту синагогу, которая ему по душе. С радостью вижу среди прихожан рава Шимшона Изаксона новые интеллигентные молодые лица, которые я прежде не встречал.

Верю, что в будущем мы сможем восстановить синагогу рабби Цирельсона, которая возьмёт на себя функции главной синагоги, где по большим праздникам сможет собираться гораздо больше евреев. На подготовительные работы, включая проект и приобретение руин у государства, уже израсходовано более 1 млн евро, нужно ещё 4. Поэтому обращаемся и к меценатам страны и международным еврейским структурам за помощью.



К сожалению, нестабильная политическая и экономическая ситуация в республике не в нашу пользу. Пока Агентство публичной собственности старалось под формальным предлогом отнять у Общины эту территорию, которую мы выкупили более чем за 5 млн леев, умер один зарубежный спонсор-инвестор, на содействие которого мы рассчитывали. Было бы справедливо, если бы этот объект, где располагалась синагога, Общине вернули безвозмездно, как это произошло в случае с православными церквями. Но закона о реституции как не было, так и нет.

– Хотя Вы не главный раввин, а председатель светской Еврейской Общины, напрашивается ещё один вопрос про синагогу – уже в Оргееве… Тем, кто знаком с этой ситуацией, она кажется несколько нелепой…

– Я назвал бы её постыдной вне зависимости от национальной принадлежности примара Оргеева. Там общинную собственность пытаются вернуть в муниципальную, несмотря на то, что в течение нескольких лет ЕОРМ выиграла несколько судов. Достаточно сказать, что в октябре 2014-го оргеевский горсовет передал этот объект в ведение республиканской общины. Но вдруг (при смене градоначальника) не захотел выдать ЕОРМ заверенную копию своего же решения, из-за чего мы до сих пор не можем зарегистрировать в кадастре право собственности на синагогу. В противодействие нам местные власти сумели втянуть даже госканцелярию.



Напомним читателям, что несколько лет назад в СМИ был поднят шум в связи с актом вандализма в оргеевской синагоге. Тогда громкое заявление сделал недавно избранный примар Оргеева, который сказал, что берет расследование под свой контроль и расценивает этот неприятный случай как личный вызов. Дальше – больше. Весной прошлого года на своей страничке в Facebook городской голова написал и о том, что «начинает реставрацию оргеевской синагоги и благоустройство еврейского кладбища. Пусть восстановленная синагога будет не только местом встречи оргеевских евреев, но и напоминанием о ярких страницах истории города». Он пообещал также открыть в Оргееве еврейский культурный центр. Т. е. импульсивно поспешил озвучить то, чего от него могли ждать как от политика, администратора и еврея. Прозвучало красиво и вселило надежды. Но до реализации этих проектов, как впрочем, и многих других, у экс-мэра руки не дошли. Может, просто забыл или счел их второстепенными на фоне обещания возродить колхозы? В итоге здание синагоги было отремонтировано на наши (совместно с г-ном Э. Гриншпуном) средства. В настоящее время евреи Оргеева используют её для своих нужд, а тяжба с примэрией продолжается.

– А что Вы вообще думаете о феномене Илана Шора в молдавской политике? Влияет ли этот «раздражитель» на рост антисемитизма среди радикалов? И вообще – хорошо это или плохо, что в Молдове (в отличие, например, от России и Украины) практически нет евреев во властных структурах?

– Лично с г-ном Шором я встречался более 10 лет назад. На деловом поприще мы конкретно не пересекались, в жизни общины он никаким образом, в том числе финансовом, не участвовал. Давать оценку его экономической и предпринимательской деятельности не стану: это дело судей, прокуроров, властей. К идее создания партии имени себя отношусь скептически, но я не политик. Шору и его команде, бесспорно, удалось преобразить Оргеев, который теперь действительно похож на благоустроенный город. Этого трудно не заметить и нельзя не признать.

Но когда некоторые молдавские политики, выражая публично неприязнь к Шору, акцентируют внимание на его национальности, это, по-моему, неприемлемо и нецивилизованно. Тем из них, с кем знаком, я говорил это лично. Руководство общины год назад выступило с заявлением по этому поводу. Мы осуждаем такой подход, как и антисемитские всплески в соцсетях, привязанные к национальной принадлежности той или иной публичной персоны. Да, так получилось, что на имидже нашей общины, которая никуда и никогда не выдвигала Илана Шора, скандалы вокруг него отразились негативно.

– Александр Григорьевич, а каков, на Ваш взгляд, объективный общественный рейтинг ЕОРМ?

– По-моему, весьма положительный, поскольку многое делается. Нас знают и уважают не только в республике. Мы во всех смыслах стали состоятельнее: когда я впервые был избран, община располагала лишь стареньким компьютером и не имела своего помещения... С тех пор укрепилась материальная база ЕОРМ, расширились наши международные связи, наладился конструктивный диалог с республиканскими властями, при нашем участии гармонизируется законодательство, осуществляются мемориальные, издательские, образовательные и другие важные проекты. Руководство общины стремится к «равноудаленности» от различных партий, что не мешает нашим людям индивидуально выражать свои политические симпатии. Поддерживаем добрые отношения со всеми национальными общинами республики и активно вовлечены в межконфессиональный диалог.

– Очевидно, во всем этом и многом другом есть и Ваша заслуга? Хотя перед позапрошлой отчетно-выборной конференцией Вы активно искали себе замену… Вы уже более 10 лет возглавляете Еврейскую общину республики. «Несменяемость власти» – на разных уровнях, в разных структурах и в разных странах – сегодня часто вызывает критику. Вы неоднократно говорили о готовности уступить свой пост какому-то другому авторитетному члену общины. Потом изменили своё мнение или есть веские причины оставаться на этом посту: отсутствие достойного приёмника, незавершенность задуманного или что-то иное? Не появилось ли за это время ощущение рутинности?

– Для меня это не рутина, а, прежде всего, ответственность. И я действительно хочу сделать перерыв. Я искал и продолжаю, искать личность, которая сохранит все то, чего удалось достичь, создать, и одновременно внести свежую струю в деятельность общины. Взглянуть как-то иначе на то, что мы делаем. Я открыто проинформировал об этом членов президиума ЕОРМ и руководителей всех городских общин и еврейских организаций Молдовы. Может быть, новому лидеру окажется по плечу решить амбициозную задачу, которую я перед собой ставил и которую мне решить не удалось – сплотить общину в единую семью. Я при этом, разумеется, останусь в Попечительском совете ЕОРМ и буду участвовать в деятельности общины и помогать ей, чем смогу.

У понятия «еврейская община» очень много толкований: от изначального, религиозного, до расплывчатого словарного «все евреи (community), проживающие в определенном населенном пункте, регионе». Но исторически еврейская община в галуте – это тесно сплоченная общность, основанная на взаимопомощи и поддержке во имя физического и, главное, духовного выживания, возможности «не раствориться». Руководству нашей общины (и моему преемнику в том числе) придётся постоянно отвечать делами на очень непростые вопросы «Что такое Еврейская Община сегодня? Есть ли она у нас в Молдове – не как организация, а именно как вот эта общность, большая семья? Нужно ли это вообще в современном мире, в условиях стремительной глобализации?» Пока я лично отвечаю на них утвердительно.

Вопросы задавал Илья Марьяш

Автор: an2
Предыдущий материал

На Дніпропетровщині масово вбивають фермерів та привласнюють їхній бізнес

Следующий материал

«Сними пиджак, Шалимов прав» Болельщики «Спартака» — Кононову на матче с «Тамбовом»

Коментарии (0)