Кирсан Илюмжинов: «Россия-Африка – тандем будущего»

Кирсан Илюмжинов: «Россия-Африка – тандем будущего»

Зачем наша страна возвращается на «Черный континент» и почему эти планы вызывают неадекватно бурную реакцию?

​​​​Cаммит Россия-Африка, прошедший в Сочи 23-24 октября, вызвал, без преувеличения, ажиотажный интерес, как со стороны участников, так и у наблюдателей. Форум посетили более 40 лидеров африканских государств, 120 министров из разных стран, представители США, Великобритании, Франции, Австралии и Канады. Вместе с представителями африканского и российского бизнеса саммит собрал свыше шести тысяч участников.

О том, почему тема российско-африканского сотрудничества не оставляет никого равнодушным, и почему оно столь важно для обеих сторон – мы расспросили выпускника МГИМО, первого президента Республики Калмыкия и шестого президента Международной шахматной федерации (ФИДЕ) Кирсана Илюмжинова, который также принимал участие в саммите Россия-Африка

– Кирсан Николаевич, вы ведь японист по специальности, однако, насколько нам известно, африканская тематика не чужда вам.

– Когда меня впервые выбрали президентом ФИДЕ, одной из важнейших проблем, стоявших перед Федерацией, стало возрождение популярности шахмат. И в этом плане африканский континент был на шахматной карте сплошным белым пятном, требовавшим особого внимания и усилий. За годы своего президентства я объехал, пожалуй, большинство африканских стран, продвигая наши программы развития шахмат. При этом у меня было множество встреч, как с энтузиастами игры, так и с министрами и лидерами государств.

Как это часто бывает, деловые взаимоотношения часто перерастали в личные. Как, например, с Муаммаром Каддафи, с которым мы в прямом эфире играли в шахматы в дни бомбежек Ливии западной коалицией. Я надеялся, что эта трансляция поможет мировому сообществу осознать, что ливийский лидер – умный и рассудительный человек, что возникшие разногласия можно решить за столом переговоров. К сожалению, я ошибался.

Тем не менее, я смею думать, что достаточно хорошо знаю Африку и люблю этот континент, безоговорочно ценю живущих здесь людей.

– Кирсан Николаевич, давайте начнем с конца: как лично Вы оцениваете итоги саммита?

– Однозначно, как колоссальный успех. На площадках саммита прошло более полутора тысяч деловых встреч, между Россией и африканскими странами было подписано свыше 50 соглашений на более чем 800 миллиардов рублей, а это около 12,5 миллиардов долларов. Много это, или мало?

В своем выступлении на пленарном заседании президент Путин обратил внимание участников форума, что за пять лет наш взаимный оборот вырос в пять раз и превысил 20 миллиардов долларов в год. Вместе с тем, 7,7 миллиарда из этого объема занимает торговля с Египтом. Поэтому резерв роста экономического сотрудничества между нами огромен, и заявленные на саммите 12,5 миллиардов – лишь первый шаг к освоению этого резерва.

– Это напоминает о другой цифре, озвученной президентом: 20 миллиардов долларов, списанных Россией африканским должникам. Некоторые, с позволения сказать, «эксперты» на этом основании поспешили сделать вывод, что Россия, в погоне за мнимым авторитетом, попадает в ту же ловушку, что и СССР, покупая себе союзников в Африке.

– Некоторые средства массовой информации сделали из этого сообщения совершенно неверные выводы. На самом деле, речь идет о долгах, списанных в предыдущие 20-25 лет. Это те кредиты, которые в свое время руководители СССР выдавали по идеологическим соображениям и зачастую без каких-то внятных гарантий возврата.

По сути, это безнадежные долги, возвращать которые нечем и некому. Однако этот жест не только стандартная финансовая операция, но и удачный пиар-ход. Дело в том, что в свое время в рамках «Great-8» («Большая восьмерка»), куда входила и Россия, было принято решение о содействии экономическому развитию Африки путем списания долгов беднейшим странам континента. Несмотря на то, что мы покинули эту ассоциацию, Россия продолжает выполнять взятые на себя обязательства.

Вместе с тем широко распространенное мнение о том, что Советский Союз помогал африканским странам исключительно в ущерб собственной экономике и собственному народу, не соответствует действительности. Неслучайно, когда в неразберихе перестроечных девяностых годов СССР, а затем Россия стали сдавать свои позиции на континенте, их стремительно начал занимать прагматичный Китай.

– Да, по мнению экспертов, растущая китайская промышленность нуждается в природных ресурсах африканского континента.

– По последним расчетам, в Африке сосредоточена едва ли не половина мировых полезных ископаемых. Что более важно, по ряду позиций – таким, как марганцевые руды, хромиты, бокситы, золото, платиноиды, кобальт, ванадий, алмазы, фосфориты, флюорит – континенту принадлежат самые крупные разведанные запасы. Но это далеко не все.

Несмотря на то, что от эксплуатации этих богатств африканские страны получают минимум прибыли, темпы их экономического развития уступают лишь странам Восточной Азии. По прогнозам МВФ в течение ближайшего десятилетия экономики стран Африки, расположенных южнее Сахары будут расти больше, чем на 6 процентов в год. Это самый быстроразвивающийся регион в мире.

Недаром в своем выступлении президент Путин напомнил, что Африка становится одним из центров роста мировой экономики.

Соответственно растет и африканский рынок, и китайская промышленность вовсе не намерена его упускать.

К тому же, мир стремительно стареет. Между тем, несмотря на все разговоры о развитии искусственного интеллекта, внедрения автоматизации технологических процессов и повальной роботизации, человек еще долго будет оставаться основной движущей силой промышленного производства. И тут снова выходят на первый план африканские страны, которые, по прогнозам, после 2050 г. будут обеспечивать 65% прироста мирового рынка труда.

Так что борьба за Африку – это не только простая конкуренция за доступ к полезным ископаемым, это, в буквальном смысле борьба за будущее.

– Шансы России в этой борьбе не выглядят очень уж впечатляющими. Не говоря о США и странах Старой Европы, которые, кажется, не собираются сдавать свои давние и прочные позиции в Африке, один лишь Китай за последние годы вложил в экономику континента свыше 120 миллиардов долларов и намерен инвестировать дальше. Как тягаться с этим золотым водопадом?

– Во-первых, деньги деньгам рознь. Не всякое даяние – благо, как говорится. Эксперты ООН, проанализировав результаты «технической помощи», оказываемой странам Африки в 1960-1980-хх годах, пришли к парадоксальному выводу: она не была не только эффективной, но и в ряде случаев вредной, тормозившей экономическое развитие этих стран.

Сегодня ситуация не стала лучше: западные инвестиции в Африку обставляются такими условиями, что местные компании, работающие в тех же секторах, что и их западные коллеги, оказываются в худших условиях. В итоге экономика Африки остается на том же уровне, что и сорок лет назад, а тот рост, о котором я говорил выше, нивелируется ростом населения.

К сожалению, Китай в своем прагматизме, по сути, повторяет западный опыт работы с африканскими странами. Конечно, китайский бизнес вливает в африканскую экономику значительные средства, да и в самой Африке, по некоторым данным, живут и работают уже не менее миллиона китайцев. Но некритичный подход местных властей к китайским кредитам, неумение просчитать риски и, в конечном итоге, неспособность их вернуть, часто приводит к тому, что страны вынуждены отдавать под китайский контроль целые отрасли. Например, Замбия, занявшая у Китая около 12 миллиардов долларов (при том, что ее собственный ВВП не превышает 25 миллиардов) передала китайским компаниям железную дорогу, крупнейшую электростанцию страны и основной телеканал. Поэтому страны Запада не столь обеспокоены активностью Китая в регионе: он играет по понятным им правилам.

– В то же время Сочинский саммит вызвал серьезную обеспокоенность на Западе. Почему?

– Владимир Путин в своем выступлении предложил африканским странам поменять «правила игры». Не кредиты, обставленные кабальными условиями, и даже не инвестиции – но равноправное партнерство, полноценное сотрудничество. Нельзя забывать, что далеко не все измеряется деньгами. Россия готова не только финансировать какие-то совместные проекты с последующим разделом прибыли, но и предоставлять оборудование, технологии, готовить специалистов. Последнее особенно важно, ведь – вспомним – количество населения в африканских странах растет, а качество жизни людей остается на низком уровне.

И у нас есть богатый опыт такого сотрудничества, заложенный еще в советские времена.

Один только университет имени Патриса Лумумбы выпустил тысячи специалистов, которые и сегодня работают во многих странах Африки. Именно эта армия влияния до сих пор обеспечивала традиционный интерес африканских стран к России и этот ресурс, конечно, необходимо развивать и использовать.

В «битве за Африку» победит не тот, кто зальет континент деньгами, а тот, кто сумеет завоевать умы и сердца африканцев. Этого на Западе, мне кажется, не очень понимают, оттого и боятся.

– Почему же мы до сих пор не пользовались этим интересом?

– Отчего же не пользовались? Ряд российских компаний, в основном, конечно, ресурсодобывающих, давно и с хорошими результатами ведут проекты в Анголе, Гвинее, ЮАР. Но это капля в море. Понятно, что не государство должно развивать экономическое сотрудничество – это дело бизнеса.

Бизнес же, к сожалению, зачастую подходит к перспективной идее со своей, довольно узкой, точки зрения. Между тем Африка, как, пожалуй, уже никакой иной экономический регион, требует знания и учета множества местных традиций, обычаев и других нюансов.

Ну какому российскому бизнесмену может прийти в голову, что премьер министр африканской страны, прежде чем дать зеленый свет обоюдовыгодному, казалось бы, проекту, может пойти к шаману или главе местного тайного общества. А тот говорит – «нет», неважно почему: духи ему так внушили. И все, никакими уговорами дело не сдвинешь с мертвой точки.

И вот как раз здесь государство в лице министерства иностранных дел могло бы оказывать посильную помощь бизнесу.

С другой стороны, не только государство, но и общество, заинтересованное в продвижении российских интересов в Африке, готово внести свою лепту. С этой целью создано Международное агентство суверенного развития, негосударственная организация, где я являюсь консультантом. Наша цель – помочь российским и африканским бизнесменам понять друг друга, содействовать африканским странам в привлечении российских партнеров и, в конечном итоге, развитие того самого полноправного партнерства, о котором говорил на саммите Владимир Путин.

Автор: dikarem_ge

Похожие матриалы по тегу

Предыдущий материал

О злоупотреблениях на 122 миллиарда сообщил банк «Траст»

Следующий материал

Опалювальний сезон у Дніпрі: Філатов розповів, як місто готувалося до холодів

Коментарии (0)