"Словно инкубатор": казахстанка рассказала, каково быть суррогатной матерью



29-летняя казахстанка Нурбану замужем и воспитывает дочь. Но два года назад женщина стала суррогатной матерью для бездетной пары в возрасте, передает NUR.KZ.

"Идея стать суррогатной мамой у меня возникла давно, как только суррогатное материнство появилось в Казахстане. Основная причина, по которой я пошла в суррогатные мамы — это безденежье. Мой супруг работает в логистической компании, зарабатывает он нормально, но этих денег нам не хватает.

Я честно оценивала своё финансовое положение — с голоду не умрем, но о собственной квартире можно и не мечтать. Сама я на тот момент не работала — находилась в декретном отпуске. Мой муж отнесся к этой идее прохладно, однако, узнав сумму гонорара, согласился", — вспоминает Нурбану.

Со слов Нурбану, её заказчиками оказалась семейная пара, в которой жене было 40 лет, а мужу 50, они не могли иметь детей из-за проблем жены, а со стороны супруга здоровье было в порядке.

"Будущие родители производили впечатление отчаявшихся людей, казалось, что в идею они не особо верили. Их можно понять — годы мытарств по лечебницам, святым местам, неприжившиеся эмбрионы, все это, безусловно, давило на их психику. При этом люди они обеспеченные, муж занимался продажей автомобилей.

И будущие родители, и мы с мужем были за конфиденциальность, поэтому, по договору, после того, как станет заметен живот, мы должны были съехать в съемную квартиру на другом конце города. Так и вышло.

В случае, если ребенок родился бы нездоровым, я ответственности не несла. Кроме всего прочего, будущие родители оплачивали мне расходы на аренду квартиры, все медицинские траты, психолога, с которым я занималась раз в неделю, сами роды и ежемесячное пособие на продукты и витамины. Также, до подсадки, проверили здоровье и моей дочери, и даже мою биографию", — рассказывает женщина.

По словам Нурбану эмбрион прижился сразу, с первой попытки, так и началась её суррогатная беременность.

"Беременность протекала легко, как и было с моей родной дочерью — лёгкий токсикоз, не более того. Как только начал расти живот, я уехала на съемную квартиру одна, без мужа и дочери. Я не хотела лишних разговоров и не хотела, чтобы дочь спрашивала, почему живот большой.

Дочь осталась на попечении моей мамы и мужа. Биологическая мама при этом приходила ко мне каждый день, проверяла холодильник, тумбочки, боялась, что я курю, или выпиваю. Она часами читала мне лекции и говорила, чтобы я оставила мысли оставить ребенка, что она все равно заберет его.

Но у меня даже и мыслей таких не было. Я поговорила с биологическим отцом ребенка и ему удалось успокоить супругу", — говорит наша собеседница.

По словам Нурбану, она сразу же решила оградить саму себя от излишних эмоций, так как понимала, что у ребенка внутри неё есть свои родители.

"Еще на первых порах беременности я решила, что ребенок внутри меня не мой. Я лишь помогаю появиться ему на свет, и для меня это доброе дело и средство заработка. Схема проста — я рожаю ребенка чужим людям, для того, чтобы моему родному ребенку хорошо жилось.

Чувствовала себя просто инкубатором. Ребенок появился на свет здоровым, это был мальчик. Я не стала на него смотреть, потому что боялась, что у меня проснутся материнские чувства. Ещё несколько дней я провела в больнице, после чего уехала домой.

И я, и мои заказчики остались довольны — у них появился ребенок, а у меня деньги. Никакого морального давления и мук совести я не испытываю, думаю, что сделала доброе дело. В будущем я планирую стать суррогатной мамой ещё раз", — говорит девушка.

О судьбе рожденного ею ребенка Нурбану ничего неизвестно, однако женщина уверена, что он здоров, родители полностью обеспечат его и дадут шанс на светлое будущее.

Автор: massimo64
Предыдущий материал

Власти Ирана будут платить за предоставление информации о незаконном майнинге

Следующий материал

Т110,4 млрд просят в 2019-2023 годы на развитие транспортной инфраструктуры Нур-Султана

Коментарии (0)