Миллер отправил Кирилла Селезнева на повышение

Это третий за последние два месяца материал нашей газеты о бывшем главе ООО «Газпром межрегионгаз» Кирилле Селезнёве. В первом  рассказывалось о том, как «команда дельцов» зарабатывала на благотворительной программе «Газпром — детям». Второй раскрывал схемы прогона средств программы импортозамещения «Газпрома».

 

Получается уже целая «мыльная опера», вот только авторы её сценария не мы. Дело в том, что после первой публикации в редакции выстроилась очередь желающих рассказать о «подвигах» Селезнёва. Потому мы лишь протоколируем их показания для облегчения работы сотрудников ФСБ, Следственного комитета, МВД и Генеральной прокуратуры России. Представляем очередной (третий) материал о двусмысленных отношениях Кирилла Селезнёва и Алексея Миллера…

Предыдущая наша публикация заканчивалась предположением, что «группа Селезнёва» не могла действовать столь нахраписто внутри государственной корпорации без высочайшего прикрытия. Речь, напоминаем, идёт о выводе из «Газпрома» денежных потоков, измеряемых миллиардами рублей. В «группу» помимо самого главы «Межрегионгаза» входили его заместители: Наталия Коноваленко (экономика и финансы), а также Елена Михайлова (правовые и имущественные отношения).

Поводом для предположения о том, что Селезнёв действовал «под крышей», послужил тот факт, что все схемы по выводу средств из «Газпрома» были «освящены» резолюциями главы газового монополиста Алексея Миллера. Особую пикантность обстоятельству придавал даже не объём выводимых из «Газпрома» средств, а способ их «освящения» и механизм внутренней легитимации.

Так, например, резолюция Алексея Миллера по созданию на базе одной из газовых «дочек» (и маячивших из-за неё двух кипрских офшоров) «импортозамещающего» поставщика материально-технических ресурсов для ПАО «Газпром» носила пометку: «Минуя Департамент 201». После резолюции Миллера годовая выручка офшора, судя по всему, контролируемого Селезнёвым через своих ближайших партнёров, подскочила с 2 млн до 23 млрд рублей, а чистая прибыль с 200 тыс. — до 5 млрд. Кажется, это породило закупочного монополиста внутри газового монополиста.

Для понимания сути и смысла пометки «минуя Департамент 201» на резолюции Миллера «стоимостью» 23 млрд рублей в год, надо знать, что ранее Департамент 201 назывался Департаментом документо­оборота и контроля аппарата правления. То есть резолюция проходила в некоем эксклюзивном режиме, мимо официальных механизмов контроля. Кто мог принимать такие решения в обход аппарата, как мы и писали в своём материале, вопрос чисто риторический.

Ещё одним «доказательством» системной подпорки у Селезнёва стало его назначение генеральным директором ООО «РусХимАльянс» после вынужденной отставки из «Газпрома», связанной с арестом его личного советника Рауля Арашукова. Арестовали Арашукова, напомним, за создание и участие в ОПГ (ст. 210 УК РФ), а также хищение 30 млрд рублей из общей выручки «Газпрома» от газовых платежей (по нашему мнению, это прямая ответственность «Межрегионгаза» и Селезнёва).

«РусХимАльянс» — это не почётная ссылка проштрафившегося, но заслуженного топ-менеджера газового монополиста. Это новое «ответственное» задание для Селезнёва. «РусХимАльянс» является оператором одного из самых амбициозных проектов «Газпрома» — строительства комплекса по переработке этаносодержащего газа и производству сжиженного природного газа в Усть-Луге. Бюджет проекта составляет 2,388 трлн рублей, а большая его часть будет сформирована за счёт Фонда национального благосостояния России и государственного Внешэкономбанка.

Казалось бы, какие ещё нужны аргументы и доказательства? Однако, как оказалось, есть и другие, более веские, и аргументы, и доказательства. Вопрос в их востребованности соответствующими органами.


Плановый отход

Сегодня можно смело предположить, что увольнение Селезнёва из «Газпрома» было хорошо спланированным отходом на заранее подготовленные позиции. На подготовку этих позиций ушло чуть более двух месяцев.

Рауля Арашукова арестовали 30 января 2019 года, а его непосредственный начальник, член Правления ПАО «Газпром», начальник Департамента 614 (маркетинг, переработка газа и жидких углеводородов) и генеральный директор ООО «Газпром межрегионгаз» Кирилл Селезнёв покинул все свои посты только 12 апреля 2019 года. Почему мы считаем, что всё это время шла подготовка новых позиций для старых схем по выводу средств из «Газпрома»? По очень простой причине. День в день с увольнением Селезнёва (12 апреля) бывшая его заместителем в «Межрегионгазе» Елена Михайлова направила на имя Алексея Миллера письмо № 01/05-3496 о переводе части активов «Межрегионгаза» под контроль вновь созданных юридических лиц.

Небольшое, но необходимое здесь отступление. Заместителем гендиректора «Межрегион­газа» Михайлова оставалась до 18 мая 2019 года, совмещая должность в дочерней компании с позицией члена правления ПАО «Газпром», и начальником Департамента 105 (управление имуществом и корпоративными отношениями). Факт сам по себе показательный. И показывает он значимость «Межрегионгаза» во внутренней иерархии газового монополиста.

А теперь к письму. Оно очень примечательно по своему содержанию и при внимательном прочтении позволяет многое понять о внутренней кухне «Газпрома». Письмо достойно того, чтобы процитировать его почти целиком. Похоже, как мы видим, речь в нём идёт о том, чтобы увести из «Межрегионгаза» все активы, используемые ранее «группой Селезнёва» для вывода средств из головной компании, перечислим по пунктам.

Первое — передать в доверительное управление, а впоследствии в собственность ООО «Газпром капитал» ключевые активы ООО «Газпром межрегионгаз» в сфере финансовых рынков, ТЭК и агрохимии.

Второе — по той же схеме передать активы «Межрегионгаза» в области социальной сферы, управления недвижимым имуществом, а также активы, которые требуют последующей реструктуризации в ООО «Газпром торгсервис».

Третье — активы «Межрегионгаза», связанные с переработкой гелия, нефтепродуктов и продуктов переработки на внутреннем рынке, а также в сфере СПГ, передать в ООО «Газ Ойл». (Здесь необходимо напомнить, что новое место работы Кирилла Селезнёва в «РусХимАльянсе» напрямую связано с СПГ, а значит, с «Газ Ойл».)

Обращает на себя внимание срок (точнее — скорость) исполнения. В доверительное управление передать активы предписывается до 30 апреля (Селезнёв уволился 12-го), а в собственность — до 31 декабря 2019 года. Если это называется не в «пожарном порядке», то Дедушка Мороз существует. Но дальше ситуация выглядит ещё интереснее.

В своём письме на имя Миллера Михайлова просит досрочно уволить прежних руководителей ООО «Газпром торгсервис» и ООО «Газ Ойл», назначив генеральными директорами этих структур Елену Секарину и Сергея Иванина. Срок тот же самый — 30.04.2019. Оба назначенца ранее служили в «Межрегионгазе» не без непосредственного руководства Селезнёва и Михайловой: Секарина — начальником управления по имущественным отношениям, Иванин — начальником юридического управления.

Иными словами, вслед за активами, на базе которых «Межрегионгаз» строил свои основные финансовые схемы, были выведены кураторы этих схем. Выведены и вновь назначены их курировать, но уже с должностным повышением, как и сама г-жа Михайлова? Получается так, но и это ещё не конец истории.

Дабы окончательно замести все следы (в письме это сформулировано как «активы, которые требуют последующей реструктуризации»), Михайлова просит Миллера в этом же письме поручить ей переименовать «Газпром торгсервис» в ООО «Газпром управление активами», а «Газ Ойл» — в ООО «Газпром активы СПГ». Срок внесения изменений в уставы — 20.05.2019 (20 дней после вывода активов и назначения новых директоров).

Пусть бросит в нас камень тот, кто скажет, что это похоже не на планомерный отход на заготовленные ранее позиции, а на хаотичное бегство в никуда. Чтобы окончательно развеять возможные иллюзии, в качестве «вишенки на торте» приведём восьмой пункт письма № 01/05-3496 дословно:

«8. Внести изменения в приказ ПАО «Газпром» от 06.06.2016 № 388 «О совершенствовании организации контроля за обес­печением эффективности долгосрочных финансовых вложений ПАО «Газпром», предусмотрев Департамент 105 (Е.В. Михайлова) единственным подразделением администрации ПАО «Газпром», ответственным за осуществление контроля по обеспечению эффективности долгосрочных финансовых вложений в ООО «Газ Ойл» (срок: 30.04.2019)».

Комментарии тут не требуются. Мы лишь занудно напомним, что новый проект Кирилла Селезнёва и Алексея Миллера «РусХимАльянс» является тем самым долгосрочным финансовым вложением средств по линии «Газ Ойл». В «Газ Ойл» 30 апреля передаются активы «Межрегионгаза», в этот же день назначается новый директор, и контроль над активом передаётся Департаменту Михайловой. Через 20 дней компания получает новое название — ООО «Газпром активы СПГ».


Хорошо забытое старое

Заканчивается письмо Михайловой на имя Алексея Миллера скромно: «На Ваше решение». Решение Алексея Борисовича не замедлило себя ждать, и новая схема «старых» подходов была оперативно реализована.

Мы назвали три новые структуры (ООО «Газпром капитал», ООО «Газпром управление активами» и ООО «Газпром активы СПГ»), куда были выведены активы возглавляемого ранее Кириллом Селезнёвым «Межрегионгаза» вместе с людьми, выращенными Кириллом Селезнёвым, и схемами, созданными Кириллом Селезнёвым. Но без перечисления этих активов читатель не сможет себе представить масштабы «внутренней империи», которую Селезнёв выстроил в «Газпроме».

Все активы мы перечислять не будем (список очень большой), назовём ключевые для понимания размаха.

Относительно ООО «Газ Ойл» (ныне «Газпром активы СПГ») мы указывали, что под контроль этой структуры отошли все активы «Межрегионгаза» по реализации нефтепродуктов и других продуктов переработки на внутреннем рынке России, а также СПГ-проекты. Главным здесь, пожалуй, является проект строительства комплекса по производству сжиженного природного газа в Усть-Луге стоимостью 2,388 трлн рублей.

С ООО «Газпром капитал» связаны финансовые вложения ПАО «Газпром» на рынке корпоративных акций. Назовём несколько самых известных компаний, акциями которых ранее управлял «Межрегионгаз» и которые отошли в «Газпром капитал»: ПАО «Лукойл», ПАО «Интер РАО», ПАО «Мосэнерго», ПАО «ОГК-2», ПАО «Русгидро», ПАО «ФСК ЕЭС». В этот список входят также акции самого ПАО «Газпром», АО «Согаз» и дочерних компаний газового гиганта.

Даже по объёму этих двух новых компаний можно себе представить объём полномочий Кирилла Селезнёва и уровень доверия к нему со стороны Миллера. Однако без третьей компании картинка будет неполной, тем более что именно этот список доставил нам особое эстетическое удовольствие. Под контроль вновь созданного ООО «Газпром управление активами» отошли объекты социальной сферы и управления недвижимостью.

Среди 47 переданных из «Межрегионгаза» компаний наши «старые знакомые» по первым двум материалам о благотворительной программе «Газпром — детям» и программе импортозамещения. Это «Газпром инвест РГК», «Газпром инвестгазификация», «Газпром нефтехим Салават» и «Межрегионгаз Технологии» (генподрядчик строительства ФОКов по программе «Газпром — детям», возглавляемый знакомой Елены Михайловой Т.Э. Савостенок). Также это АО «Экспофорум» (крупнейший выставочный центр Санкт-Петербурга, выстроенный в том числе на «детские деньги») и собственно Фонд поддержки социальных инициатив «Газпрома» (распорядитель средств программы «Газпром — детям»).

Вот теперь картинка полная. Добавим только, что среди социальных объектов, ранее управляемых «Межрегионгазом» и отошедших, согласно письму Михайловой в «Газпром управление активами», числится также ООО «Хоккейный клуб СКА». То есть гонорары Ковальчуку выплачивал Селезнёв, а президент «Хоккейного клуба СКА» Геннадий Тимченко даже не подозревал, какими схемами пользовалась «группа товарищей», прикрываясь хоккейным клубом с великой историей.

Упоминаем этот факт не для красного словца, а чтобы было понятно, что через Селезнёва шли все внебюджетные траты (или траты, которые надо было представить таковыми) ПАО «Газпром».

Особо восхитительно выглядит мотивировочная часть письма Михайловой на имя Миллера за № 01/05-3496. Цитируем: «Для повышения корпоративного контроля привести Устав ООО «Газпром межрегионгаз» в соответствие с типовым уставом дочернего общества с ограниченной ответственностью, утверждённым приказом ПАО «Газпром» от 03.05.2017 № 292 «Об утверждении типовых уставов и Положения о корпоративном управлении и контроле ПАО «Газпром» за деятельностью объектов вложений», предусмотрев в Уставе согласование с ПАО «Газпром»: — сделок данного общества и его подконтрольных организаций с недвижимым имуществом и с акциями/долями в УК;

— прекращение полномочий/назначений исполнительных органов подконтрольных организаций».

Официальные бумаги хороши тем, что они не оставляют двоякого толкования. Прочитав эту часть письма Михайловой способом от противного, мы увидели, что Устав селезнёвского «Межрегионгаза» НЕ СООТВЕТСТВОВАЛ типовому уставу дочерних компаний «Газпрома» и положению о корпоративном управлении. Мы можем сделать вывод, что селезнёвский «Межрегионгаз» НЕ СОГЛАСОВЫВАЛ (имеется в виду официально) с руководством «Газпрома» свои сделки с недвижимостью и назначения исполнительных органов в подконтрольных ему организациях.

Как такое было возможно вопреки специальному внутреннему приказу, в «Газпроме», похоже, никто не знает. А судя по мягкому (без серьёзных последствий) переезду Селезнёва из одного кресла в другое, никто и не хочет знать…


По накатанной колее

Когда мы сложили всю мозаику вместе, многое встало на свои места.

Стало понятно, почему Селезнёва не уволили сразу после ареста Арашукова и он не составил вместе с «подружками» компанию своему бывшему советнику в «Лефортове». Олигархи не самая лучшая часть общества с моральной точки зрения, спорить тут не с чем, но это та часть, которая умеет и знает, как зарабатывать деньги. Из всего вышесказанного мы можем сделать вывод: данная же «группа подружек» не зарабатывает, а тупо тащит у государства и простых потребителей газа всё, что только можно.

Стало понятно, почему реорганизация «Межрегионгаза» была проведена в экстренном порядке. Почему Михайлова стала членом правления «Газпрома», а её Департамент 105 получил единоличное право контроля обеспечения эффективности долгосрочных финансовых вложений.

Почему бывшие подчинённые Михайловой Елена Секарина и Сергей Иванин возглавили новые дочерние структуры «Газпрома» со старыми полномочиями и активами, которые вывели из «Межрегионгаза».

Всё, как нам кажется, очень просто: контроль над денежными средствами, получаемыми от различных видов деятельности (переработка газа, газового конденсата и нефти, строительство социальных объектов по программе «Газпром — детям», владение и сдача недвижимости в аренду) ПАО «Газпром», остался в руках всё той же «группы товарищей» (Селезнёв, Михайлова, Коноваленко).

Прежней осталась и схема «работы» с получаемыми средствами. Изменились только названия компаний, а персоналии сохранились. Мало того, все участники схемы (за исключением Селезнёва) вышли из этой истории с повышением официального статуса и ростом должностных окладов.

Порой мы не верили тем документам, что обнаружиали в сети. Однако, при сравнении того что в них было написано, с тем что позже реализовывалось в газовом монополисте сомнения рассеивались.

Обычно по такой матрице «меняй названия, регистрацию и места дислокации, но не меняй принципы, персоналии и схемы» действуют различного рода дельцы. Любая устоявшаяся неофициальная система отношений сильна прежде всего очень жёстким распределением ролей. При всём нашем уважении к фигуре Кирилла Селезнёва мы не можем представить его в роли человека, который произносит фразу: «Ты просишь. Но ты не просишь с уважением…»

Автор: raechka_sav
Предыдущий материал

Юрий Горовой, Алексей Горовой и строительные аферы: кто еще замешан?

Следующий материал

Федорычев Алексей Михайлович — заслуженная биска коррупционного интернационала

Коментарии (0)