Директор частной школы Романенко: У нас был виртуальный последний звонок и я называла родителей "дорогие коллеги"

Романенко: Карантин это всё-таки экстрим
У нас есть специальная комната – изолятор, которая имеет отдельный вход. Подобные требования мы и ранее соблюдали, ведь это – условия лицензирования детского воспитательного учреждения

– Когда после практически трёхмесячного карантина в Украине разрешили открыть детские сады, насколько сложно вам было выполнить рекомендации, разработанные Министерством здравоохранения?

Об этом сообщает Преступная Россия

– Я просмотрела внимательно все новые правила. В целом, мы и раньше их соблюдали, поэтому каких-то сложностей не возникло. У нас давно установлены лампы для кварцевания, просто сейчас их надо включать на один час больше. Дополнительно проводить одну влажную уборку и проветривание. И это исполнимо. Халаты для воспитателей мы заказали, конечно, не белые. Я помню в советском прошлом воспитателей в белых халатах. Мы так не хотим. Сделали для своих сотрудников голубые и розовые.

Комиссия из районного отдела образования все проверила и подтвердила нашу готовность. Поэтому я не переживаю. Мы готовы работать по новым правилам.

– Что вы делаете, чтобы минимизировать контакты между детьми?

– У нас просторные помещения – на одного ребёнка приходится три квадратных метра, у каждой группы своя прогулочная площадка и отдельный вход. Дети нигде не пересекаются. Группы рассчитаны на 16 человек, а по факту в день приходит 10–12. Но такой большой компанией дети только гуляют и спят. В остальное время они разбиты по подгруппам – два-три человека.

– Как вы проверили, нет ли в семье ребёнка заболевшего?

– Все наши работники перед открытием прошли тестирование, а родителям мы предложили заполнить анкеты. Естественно, мы рассчитываем на их честность. Чтобы не было лишних контактов, принимаем детей у входа на территорию. Сразу же проводим температурный мониторинг. Мы для этого специально закупили бесконтактные термометры. Наш медработник не пропускает в сад детей с температурой выше 37,2. Это требование относится также и ко всем сотрудникам.

Если вдруг у ребёнка поднимется температура в течение дня, у нас есть специальная комната-изолятор, которая имеет отдельный вход. Там с медработником заболевший ребёнок дожидается родителей. Подобные требования мы и ранее соблюдали, ведь это – условия лицензирования детского воспитательного учреждения.

Фото: rozoomka.com
Романенко: Не стоит расстраиваться, что дети могли что-то недоучить. Отпустите их сейчас, пусть отдыхают. Фото: rozoomka.com

– Вы волновались по поводу открытия и предстоящей работы?

– Когда человек допускает панику, он теряет жизненные силы и внимательность. Я не переживаю, не нервничаю и уверена, что с нашими детьми все будет хорошо, – мы делаем все возможное для их безопасности и даже чуть больше, чем просит государство.

– Родители беспокоятся, задают вопросы?

– Очень, но по другой причине. Все устали от жизни дома. Наши школы и детсады на протяжении карантина выходили онлайн к детям. Воспитатели и учителя поддерживали контакт, но детям важно быть в социуме. Карантин – это всё-таки экстремально для них.

Мы не настаиваем на том, чтобы детей обязательно приводили. Это же по желанию родителей. Каждый из них принимает решение, как лучше его ребёнку. Если кто-то считает, что лучше этот период пересидеть дома, и ребёнок справляется с изоляцией, почему нет? Но есть родители, которые признаются, что и они, и дети уже не справляются с изоляцией.

В общей сложности у нас более ста воспитанников. Мы продумали летние программы, чтобы им было интересно проводить у нас время. Возможно, откроем дневной школьный лагерь. Будет много отдыха и спорта. Повторим то, что прошли на дистанционном обучении. Потому что, как видим, онлайн-формат дети восприняли по-разному. Кому-то было легко, а кому-то очень сложно. Мы планируем пригласить носителя языка, чтобы ученики могли ещё и английский подтянуть.

Есть дети, которых сложно усадить за занятия даже в классе, настолько они подвижные, а как их усадить дистанционно?

– Многие учебные заведения перевели занятия в Zoom. И родители, мягко говоря, были от этого не в восторге. Мало того, что надо помогать ребёнку решать технические вопросы, так это ещё и занимало много времени. Дети чуть ли не дни напролет проводили у компьютера. Все сильно уставали. Родители говорили, что такой нагрузки не было, когда работали школы. В чем проблема?

– Нагрузка не увеличилась, программа учебная не менялась. Просто собрать и сконцентрировать внимание детей дистанционно оказалось сложно. Во время живого общения учитель держит внимание детей, а при дистанционном общении много времени уходит на то, чтобы все дети сосредоточились. Дома обычно много отвлекающих моментов – любимые игрушки, питомцы, еда. Учтите, что есть дети, которых сложно усадить за занятия даже в классе, настолько они подвижные, а как их усадить дистанционно? Конечно, это было непросто. Мы выстроили программу так, чтобы в день было не более четырёх уроков, где требуется концентрация внимания. И разбавляли их физкультурой, чтобы ученики не сидели слишком долго у компьютера.

У нас был виртуальный последний звонок и я обращалась к родителям со словами "дорогие коллеги". Потому что им и правда пришлось включиться в учебный процесс. И без их помощи мы бы, к сожалению, не справились.

– А может быть, у родителей сложилось такое впечатление, что нагрузка выросла, потому что они впервые могли непосредственно наблюдать учебный процесс?

– Они действительно мало знают о школьном процессе. Этот карантин снял многие маски. Каждый родитель окунулся в реалии образования. У многих произошла переоценка труда учителя. Мы слышали слова благодарности от родителей. Мы работали в Zoom, а многие школы просто сбрасывали задания и родители самостоятельно все разбирали со своими детьми, поэтому и сложилось впечатление, что нагрузка огромная.

Сначала все родители включились. Но через две недели многие дети научились работать самостоятельно. Это правильно, потому что это развивает осознанность. Но были и дети, которые сами не могли справляться, которым был нужен постоянный контроль.

Учителя тоже вышли из зоны комфорта. Ведь их не готовили работать онлай. И в таком формате многие чувствовали себя неловко. Вспомните первые общенациональные уроки. Сколько критики мы услышали! Всем не хватило элементарного понимания ситуации и человечного отношения. Смеяться просто над чьими-то ошибками. Гораздо сложнее первым делать что-то новое, непривычное. Учителям было невероятно тяжело перестраивать программу и доносить информацию до детей. Одно дело – написать на доске, чтобы ученики переписали. Теперь представьте себе этот процесс онлайн.

Общенациональные уроки были интересные по содержанию, но, скорее, рекламные. А потом, когда ребёнок видит знакомое лицо своего учителя, он воспринимает информацию лучше, чем когда смотрит видеоурок по телевизору, где незнакомый учитель что-то преподает. Конечно, карантин стал вызовом для учителей. Прогрессивные школы его приняли и, я считаю, справились.

– Какие бы вы дали рекомендации родителям, сколько часов должен заниматься ребёнок, как организовать ему отдых и досуг после учебы?

– Многое зависит от возраста. Заниматься школьникам младшего возраста лучше с 8.30 до 12.00. Старшеклассникам можно и больше времени проводить за учебой. Конечно, занятия должны перемежаться подвижными играми, прогулками. Постоянно сидеть у компьютера нельзя. Время с гаджетами лучше ограничить. Обязательно нужно планировать досуг – свежий воздух и больше подвижных игр.

Не стоит расстраиваться, что из-за карантина дети могли что-то недоучить. В сентябре начнётся учебный год, мы все равно вернемся к программе конца года и все наверстаем. Отпустите их сейчас, пусть отдыхают.

Я бы советовала родителям интересоваться, есть ли частный детсад или школа в реестре лицензированных учебных заведений. Это не секретная информация

– Расскажите, сложно ли получать лицензию на детское образовательное учреждение в Украине?

– Мы получали первый раз лицензию в 2013 году. Тогда было сложно. Нам предстояло защитить свои программы, ведь государственный стандарт бы берём как основу. Для школы полного дня такой программы маловато, поэтому мы добавляем различные интересные уроки, у нас много авторских программ. Например, в расписании есть шахматы или урок чтения. Но это не обычный урок. Предполагается, что ребёнок приносит свою книгу и читает то, что ему интересно. Потом дети делятся впечатлениями. И мы уже видим позитивный эффект от такого чтения. Но изначально было сложно доказать, что все это важно и может работать. А когда пришло время продлевать лицензию (нам выдавали её на пять лет), тогда уже условия были гораздо проще. Настолько на законодательном уровне все изменилось за это время.

– Что вам даёт лицензия?

– Мы входим в реестр лицензированных учебных заведений Украины и работаем по всем установленным стандартам безопасности. Несём юридическую ответственность, в отличие, скажем, от тех частных лиц предпринимателей, которые оказывают образовательные услуги. Должен быть (и у нас он есть) технический отчет специалиста о готовности здания и всех помещений, где находятся дети, о соответствии требованиям безопасности – эпидемической, пожарной и так далее. А у различных кружков, которые называют себя садами, такого нет.

В Козине мы построили детсад и начальную школу с нуля. А в Киеве у нас коммунальный садик в аренде. Но мы провели там капитальный ремонт. Его принимала государственная комиссия архитектуры. Поверьте, это очень сложно. Вложено более 30 млн грн на реконструкцию.

Фото
Романенко: Мы готовы конкурировать, но пускай конкуренция будет честной. Фото: rozoomka.com

Наше правительство сейчас выдвинуло требования для открытия детсадов. Мы этих требований придерживались с первого дня работы. Ещё на уровне проекта, когда только строили первый детсад, сделали каждой группе отдельный вход, позаботились, чтобы дети одной группы не пересекались с детьми другой группы на игровой площадке и в помещении. У нас есть пожарные лестницы и резервуар. В конце августа каждый год к нам приходит комиссия из 26 человек и принимает учебное заведение, подтверждая, что мы готовы работать с детьми.

В то же время частники, которые берут такую же плату, как мы, все эти нормы безопасности не соблюдают. К ним комиссии с проверками не приходят. И я не знаю, как родители могут доверять жизнь своего ребёнка этим людям. Ведь они ни за что не отвечают. Их никто не проверяет, и они этим пользуются. В действительности такие заведения могут провести несколько занятий для детей на два-три часа, но они не могут действовать как сад полного дня. Поверьте, никогда не получит лицензию "садик", расположенный выше второго этажа в жилом помещении.

– А если остаются на целый день?

– Встречный вопрос: как они готовят и кормят детей в течение дня? Мы, например, сдаем меню каждые две недели в санитарные службы. Есть специальная программа, которая просчитывает энергетическую и питательную ценность блюд, чтобы дети получали полноценное питание. Контроль качества у нас очень строгий. Я дважды в год вызываю клиники для проведения медосмотра персонала и иду на обследование первая. Это мы делаем за счёт предприятия, чтобы не было обмана. Какой частник пойдет на такие меры?

– У вас собственная кухня?

– Полноценный пищеблок с итальянским оборудованием. Мы используем нержавеющую посуду для приготовления пищи, у персонала специальные костюмы, перчатки, обувь. Работает пароконвектор, ничего нет в рационе жареного, все приготовлено на пару. Используем только экологические моющие средства и дезинфекторы. Наши учредители вложили деньги и сделали все для обеспечения безопасности. Мы готовы конкурировать, но пускай конкуренция будет честной.

– Как думаете, что нужно предпринять, чтобы и конкурентную среду сделать цивилизованной, в то же время и частную инициативу не задушить, и коррупцию не подкармливать?

– Люди, которые идут в образовательный бизнес, должны понимать, что им доверяют самое ценное – жизнь детей. Я бы советовала родителям интересоваться, есть ли частный детсад или школа в реестре лицензированных учебных заведений. Это не секретная информация. Лицензия подразумевает соблюдение целого ряда норм и правил. Важно помнить, что у нас много недобросовестных людей, которые хотят много денег за свои услуги и при этом не хотят платить налоги. Как это преодолеть? Наверное, пока без контроля сверху мы не справимся.


Источник: “http://gordonua.com/publications/direktor-chastnoy-shkoly-romanenko-u-nas-byl-virtualnyy-posledniy-zvonok-i-ya-nazyvala-roditeley-dorogie-kollegi-1505688.html”

Автор: rrsadykov
Предыдущий материал

Масимов, Кулибаев, Нуриева, TeliaSonera. Искусство коррупции.

Следующий материал

Следователя по делам Серебренникова и ФБК повысили до генерал-майора

Коментарии (0)