Долгая вакцинация в Украине несет большую угрозу, — академик НАН Комисаренко

Долгая вакцинация в Украине несет большую угрозу, — академик НАН Комисаренко

Украинские власти оказались не подготовлены к высокому темпу вакцинации населения от COVID-19. Почему это важно и чем грозит медленная вакцинация для страны, рассказал академик НАН Украины Сергей Комисаренко.

Об этом сообщает Информбюро

Новая волна коронавируса, которая сейчас набирает обороты, может быть более мощной, чем предыдущая. И медленный процесс вакцинации, который сейчас наблюдается в Украине, несёт большие угрозы для населения.

В программе «Острый вопрос» на телеканале Обозреватель Комисаренко развеял мифы о коронавирусе и рассказал, чем опасна нынешняя ситуация.

Далее приводим отдельные заявления ученого прямой речью.

Можно ли заболеть коронавирусом после вакцинации

Можно. Во-первых, это зависит от того, насколько эффективной была вакцинация, как организм отреагировал на неё. Дело в том, что вакцинация – это процесс, который специфически стимулирует нашу иммунную систему. Но иммунная система у каждого человека немного отличается. В зависимости от того, насколько эффективна иммунная система, она может либо полностью уберечь нас от заражения, либо сделать это менее эффективно.

Во-вторых, вакцинация предусматривает, что не произойдет инфицирования вирусом, но не полностью. Но главное, что вакцина защищает от тяжести заболевания и от летальных случаев.

То, что она защищает от инфицирования, сейчас демонстрируют не только клинические испытания. И есть страны, где очень чётко продемонстрировано, что значительно меньшее количество людей заражается. А у тех, кто заражается, течение заболевания значительно легче. И гораздо меньше людей умирает.

Хорошая новость заключается в том, что после вакцинации иммунитет становится более мощным, чем после перенесенного заболевания.

Почему долговременная вакцинация в Украине представляет угрозу

Руководство нашей страны, наверное, на тех уровнях, которые отвечают за вакцинацию, не сделало все, что нужно было сделать. В качестве примера можно привести страны, которые сейчас являются лидерами по вакцинации.

В первую очередь, это Израиль, который продемонстрировал полную преданность процессам вакцинации. Я напомню, что в Израиле – 9 млн человек, более 8 млн уже привито и более половины всего населения было привито дважды.

У нас очень слабо развивается вакцинация. А она сейчас является одним из методов спасения, крайне важным.

Существует план Минздрава, согласно которому примерно половина населения должна быть иммунизирована к середине 2022 года. Я думаю, что это большая ошибка. Мы должны были бы завершить вакцинацию нашего населения – тех, кто за вакцинацию – до конца этого года.

И надо было бы планировать вакцинацию не половины населения, а примерно 30 млн человек.

Если будет поздняя вакцинация, мы можем получить такие варианты вируса, которые уже будут малочувствительны или не чувствительны к вакцине, которую мы используем. Пока практически все варианты, которые есть на территории Украины, чувствительны к вакцинации. То есть она защищает нас от этих патогенов.

Коронавирус мутирует не так быстро, как вирус гриппа. Мутация происходит примерно раз в 12 дней. То есть, если человек заразился вирусом, если он болеет в течение 20 дней, вирус может сделать в нём 1-2 мутации. Но в связи с тем, что человек болел и выздоровел, его иммунная система преодолела этот вирус, эта мутация осталась у этого человека и в конце концов исчезла.

Но если человек болеет значительно дольше, тогда эти мутации накапливаются. Если мутация становится такой, которая значительно легче передается другим людям, этот человек может заразить других людей. Эта мутация будет храниться у тех людей, которых он заразил, и начинать распространяться.

Именно так и произошло в Англии, эта мутация стала гораздо более контагиозной, она распространяется с большей скоростью. Именно поэтому она охватила Великобританию и пошла в другие страны.

В Бразилии случайно был поставлен плохой эксперимент в одном небольшом городе. Они решили, пусть люди там будут болеть. Кто-то умрет, но в итоге будет сформирован коллективный иммунитет. Так оно и произошло. 70-80% людей переболели, и вирус якобы исчез в этом городе. Но люди там начали болеть снова, и бразильская мутация пошла именно из этого города. За счёт того, что было большое количество людей, которые долго болели, накопилась мутация, которая начала распространяться по миру.

Коллективный иммунитет сейчас не спасает от этого нового бразильского штамма.

Что такое индийская вакцина CoviShield и чем она отличается от AstraZeneca

Вакцина AstraZeneca распространяется в Украине, но очень низкими темпами и в небольшом количестве. Она сделана в Индии, и тут к нам возникает много вопросов – не является ли индийская вакцина плохой, потому что она сделана хоть и по технологии AstraZeneca, но в Индии.

Надо отдать должное Индии – у них очень мощные медико-биологические науки. Они выпускают качественные вакцины, и очень много. Почему? Прежде всего, потому что в Индии много населения, они уже приближаются к 1,5 млрд. Их институт сывороток, который выпускает CoviShield – делал и делает более миллиарда вакцин в год.

Это ещё и огромный бизнес. И поэтому прокол в этом бизнесе, то есть выпуск какой-либо партии вакцин, которая не соответствует стандарту качества, приведет к огромным убыткам. Как моральным, то есть к потере престижа компании, так и материальным, потому что люди утратят веру в эту вакцину, страны не будут её покупать.

Я как учёный абсолютно убежден, что AstraZeneca и CoviShield – вакцины абсолютно одинакового качества.


AstraZeneca и CoviShield — вакцины одинакового качества, убежден Комиссаренко

Какая вакцина от коронавируса лучшая

Когда говорят об эффективности вакцины, надо понимать, что эта эффективность может быть против инфицирования, против заболевания, против тяжелого заболевания, против летальности.

Я думаю, что вообще с точки зрения реализации – мРНК-вакцины. Это тот самый Pfizer и та же Moderna. Но я думаю, если AstraZeneca и хуже, то ненамного хуже. Она является эффективной.

В Украине началась вторая волна коронавируса

Я думаю, что у нас началась вторая волна. Премьер может говорить о третьей, но я говорю о второй волне. Если посмотреть на график инфицированности и заболеваемости в Украине, это очень очевидная синусоида, которая ушла на второй подъём.

Я думаю, вторая волна будет выше ещё и потому, что к нам постепенно начнут попадать варианты, люди, которые являются носителями мутаций, то ли из Великобритании, то ли из Южной Африки, из Бразилии, из США. И я думаю, к сожалению, у нас будет больше больных людей, которые болели раньше.

Единственное лекарство от коронавируса – плазма крови

Есть три возможности бороться с этим заболеванием и с самим вирусом. Первое, конечно, это вакцинация. Вакцина является единственным эффективным источником борьбы с инфекционными заболеваниями вообще и с этим коронавирусом, в частности.

Второй – это карантины, то есть все противоэпидемические мероприятия. И третий – это лекарство против коронавируса. Но лекарств до сих пор нет.

Мир сначала думал, что лекарства будут найдены достаточно быстро, и думали, что вакцина будет значительно позже. Но вакцина появилась раньше благодаря успехам медико-биологических наук.

Фактически все лечение людей с COVID-19 – это лечение симптоматическое. Это помощь человеку самостоятельно побороть заболевание за счёт собственных сил противодействия вирусу. В первую очередь благодаря иммунной системе.

Ещё не нашли лекарств, которые специфически действуют на этот вирус. Проверили тысячи существующих лекарств и не нашли ни одного, которое на самом деле помогает. Единственное, нашли лекарства, которые помогают преодолеть так называемый цитокиновый шторм, то есть слишком мощный иммунный ответ. Это дексаметазон. В Британии провели исследования и выяснили, что эти лекарства спасают от смерти примерно треть людей при коронавирусной болезни.

Начали искать и препараты, которые специфически действуют на этот вирус или на его распространение в клетках хозяина. Одним из таких известных препаратов был ремдесивир. Незначительные клинические испытания якобы подтвердили его эффективность, но большая программа исследований показала, что всё-таки ремдесивир очень слабо работает.

То есть лекарства до сих пор не найдены.

Единственное лекарство, которое сегодня есть, – всем известно. Это антитела, которые вырабатываются у человека после того, как он встретился с этим вирусом. Это плазма крови человека, перенесшего это заболевание, у которого в крови большое количество антител.

Такая плазма будет специфически работать против этого вируса. Но эти антитела можно делать более концентрированными. Можно получать иммуноглобулинную фракцию, очищенные антитела или моноклональные антитела. Когда лечили Трампа, среди прочего ему ввели и смесь двух моноклональных антител.

Подписывайтесь на Акцент в

Источник: “https://akzent.zp.ua/dolgaya-vaktsinatsiya-v-ukraine-neset-bolshuyu-ugrozu-akademik-nan-komisarenko/”

Автор: elena_kolbasa
Предыдущий материал

Зеленский пообещал закрыть заблокированные каналы и на YouTube

Следующий материал

Оккупанты за прошедшие сутки десять раз срывали «тишину» на Донбассе

Коментарии (0)